“Фиги в марксовом сюртуке” или “Учение Маркса — всесильно?”

Вступление

Вклад Маркса в современные социологические науки нельзя переоценить. На рубеже XIX — XX веков человечество впервые получило открытую для толпы методологию познания, чего институт церкви дать не смог, а закрытые общества, по понятным причинам, не хотели. Диалектический материализм стал вершиной философской западной мысли, а описание экономических принципов капиталистического общества стало одной из дисциплин марксистского учения — политэкономии. О некоторых постулатах и в целом о методологии марксизма этот материал.

В России до середины XIX века, как считается ныне, не было собственной философской школы аналогичной западным. Существовала традиция богословской школы, однако Русская философия выражалась снизу, была тесно связана с жизненной практикой и звучала в народной мудрости сказок, былин, пословиц, песен и лежала, в целом, в литературе и литературной критике.

Почему идеи Маркса о переустройстве общества нашли своё применение в России, в которой не было предпосылок к революции, а не на Западе — в той же самой Германии, где численность пролетариата была высока, образование и классовое сознание было гораздо выше российского? — Вопрос открытый. Историк А.Пыжиков в книге «Грани Русского раскола. Тайная роль старообрядчества» даёт ответ на этот вопрос с точки зрения историографии и описания традиции архаичной русской общины, как элемента гражданского общества Руси: осуждение паразитизма, как порока общества, ведущего к разрушению основ государственности и коллективизм как отличительная особенность цивилизационного ядра России, а также как основной двигатель общественного развития гражданского общества в России. Как бы то ни было, произошедшие перемены в России в 1917 году (перехват управления государством большевиками), а затем в 1927 (начало строительства «ДнепроГЭС» и планомерный курс на индустриализацию) — сделали возможным построение общества на совершенно иных принципах сосуществования многих народов, что сильно повлияло на ход глобального исторического процесса и отразилось на жизни народов на планете Земля в целом.

Если исходить из ленинского «учение Маркса всесильно, потому что верно» («Три исто́чника и три составны́х ча́сти маркси́зма» — название статьи В. И. Ленина, 1913) и применить учение на практике, как требовал того сам Маркс («Критерий истины есть практика»), то мы увидим, что политэкономическая система СССР, в основу которого после 1956 года было заложено изучение марксистской теории, развитие и практика догматизированного марксизма — в итоге рухнула. Учение предстало не таким уж всесильным, а прагматичным советским людям открылся западный капиталистический мир со своими ценностями, правами, экономическим «чудом» (в кавычках, поскольку в основе процветания всех «развитых» западных стран — столетия колониального режима) и налаженным бытом. Однако в Россию пришёл совсем другой капитализм. И совсем без чуда.

Критика постулатов и методологии марксизма

Сегодня люди по долгу памяти о счастливых временах в СССР снова проявляют интерес к марксизму, молодёжь читает Маркса и Ленина, Сталина и пытается найти ответы на вопросы «что делать?» и «как жить дальше?» Однако спустя сто лет, используя современные технологии работы с информацией, благодаря изучению марксистской теории и сопоставляя её с практикой жизни, участвуя активно в политической и экономической жизни страны, можно назвать шесть основных положений Маркса, которые на рубеже XIX — XX веков являли собой новые термины и понятия, прогрессивные для своего времени, но сегодня — сильно устаревшие.

1) Деньги это товар
В своей политэкономии Маркс приводит формулу Т-Д-Т’. Здесь рассматривается Д (деньги) как промежуточный товар. То есть, некая материальная база, некий товар Т3, который поступает на рынок в виде ракушек, золотых монет или бумажных носителей, отражающих количество этого Т3. Такой вывод обусловлен как объективно, так и субъективно. Глобализация, как процесс объединения производственных сил, развивалась всегда. И на всех этапах развития, товар Т3, который мы называем деньги, — был также выражением соотношения одной товарной массы Т1 к другой — Т2. Но изолированность хозяйств разного уклада не позволял прийти к единому номиналу, а погрешность отношения Т1/Т2 в силу неразвитости техносферы, была большой. К.Маркс описывал мировую экономику на стадии завершения глобализации. Когда уже были установлены и курсы мировых валют, и цена на золото, а уже в 1884 году был рассчитан первый промышленный индекс Доу.

Т3 — будь то ракушки, чеканная монетка герцога, тугрики или ещё что-то «товарное» — это всегда было выражением соотношения. И как правило, это соотношение устанавливалось не произвольно, физлицами — а адресно, директивно, с уровня управления — предел леса, община, волость, графство, королевство и т.д. Итак, деньги — это информация о соотношении одного продукта (товара) к другому продукту (товару), выраженная численно. За цифрами (номинал купюры, монеты) всегда кроется информация о соотношении продуктов (товаров) и устойчивости экономики. При появлении дополнительных мощностей, количества продукции и товаров на душу населения — изменяется информация об экономике: для сбалансирования соотношения в системе «КФС — ВВП», государство может либо вводить дополнительную денежную массу, либо при неизменном количестве денег понижает цены на товары потребления. В этом случае можно больше купить товаров. То есть — кредитно-финансовая система — это не «кубышка с золотом», к которой липнут деньги, а кровеносные сосуды народнохозяйственного организма. И рост количества крови возможен только с ростом всего организма, либо убывание крови связано с её откачкой, донорством или болезнью.

Среди адептов учения либеральной рыночной экономики принято считать: экономики стран социализма рухнули, потому что все расходы в сфере науки, культуры, образования и медицины несло государство. Или: страны третьего мира не развиваются, потому что у них денег нет. И первое и второе выражение — ложно. Но следуют они из неверного понимания природы денег. Заблуждение первого высказывания заключается в том, что ничего бесплатного в СССР не было, а был сложный и точный математический расчёт производственных отраслей, при котором и сельское хозяйство, и промышленность, и образование, и социальная сфера, и культура, и медицина и т.д. и т.п. были учтены в системе уравнений межотраслевого баланса, что позволяло обеспечить права трудящихся — труд, жильё, образование, медицину, виды услуг и упростить людям жизнь, избавив их от ненужной рутины ведения семейных гроссбухов отнимающих время и средства.

Второе высказывание ложно потому, что в реальности страны не могут развиться не потому, что у них денег нет, а потому что эти страны не обладают финансовым суверенитетом (государство не является эмитентом собственных денежных знаков), а монополист мировых денег через ФРС, МВФ, банки и биржи не позволяет данной стране эмитировать денежные знаки в таких количествах, сколько хватило бы ей для развития и роста экономики.

2) «Прибавочная стоимость» и «прибавочный продукт»
Ничто не может появляться ниоткуда, и не может в никуда исчезать. На самом деле величины и термины «прибавочный продукт» и «прибавочная стоимость» — это произвол бухгалтера, удовлетворяющий цель паразита — обескровливание системы в угоду собственным интересам. Произвол может быть и иным. Хотим — посчитаем прибыль. Хотим — посчитаем убыток. На уровне торговца или мелкого производителя, ориентированных на рыночные цены, которые якобы умело регулируются «невидимой рукой рынка», произвол такой бухгалтерии продиктован концепцией управления предприятия, его собственником. Но и такой произвол имеет свой коридор возможности, который определяет надгосударственная финансовая система. Ведь в реальной системе всей мировой экономики, если у кого-то «избыток», то у другого будет «убыток». Другими словами, если наше представление о деньгах заключается в образах сообщающихся сосудов, или кровеносной системы организма, то вывод ликвидности из такой системы ведёт к нарушению баланса и потери устойчивости в экономике. Замкнутая экономическая система всегда обладает ограниченным ресурсом. Организация системы народного хозяйства сталинского СССР было определено стратегией ВКП(б) — построение социализма в отдельно взятой стране. Эта система народного хозяйства замыкалась через кредитно-финансовую систему на общество в рамках государства СССР и при ведении чёткого контроля и учёта стало возможным и распределение средств на принципах справедливости. Что отнюдь не означало уравниловку. Государство имело полный контроль над финансами и могло обеспечить рост производства, благосостояния граждан и гарантии трудящихся, оглашённых в Конституции СССР 1936 года. А наличие таких величин и понятий как “прибавочный продукт, время, стоимость” были бы избыточными параметрами при составлении уравнений межотраслевых балансов и генерировали непоправимые ошибки. Об этом в 1952 году и говорил И.В.Сталин в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР». И.В.Сталин подробно описал понятия «прибавочный продукт» и «прибавочная стоимость» и дал им характеристику как метрологически несостоятельным для ведения социалистической экономики. (см. https://www.marxists.org/russkij/stalin/t16/t16_33.htm)

«Капиталистическая» система в пределе — тоже замкнута. Но она ограничена ресурсами всей планеты. При описании капиталистического способа производства, Маркс ограничился лишь микроэкономической моделью на уровне среднего и мелкого промышленника. Который мыслит категориями извлечения и максимизации собственной прибыли. Но описания мировой экономики в процессе глобализации, как единого управляемого процесса, Маркс не дал. На практике такой субъективизм целеполагания ведёт к тому, что более крупное предприятие поглощает более мелкие, либо поглощается другим, более крупным. А ресурсная устойчивость системы такого рода предприятий, монополий и государств достигается за счёт ограблений других государств и эксплуатации других народов.

3) Общество делится на два класса: пролетариат и буржуазия
Представители класса «буржуазия» описаны как меньшинство, имеющие и управляющие собственностью, которое эксплуатирует большинство и паразитирует на труде большинства. Безусловно, экономические критерии могут служить основанием для разделения на классы. Однако, один экономический критерий для описания классовости общества не является достаточным. Потому, что при оглашении цели «кто был никем, тот станет всем» — эта цель может быть понята таким образом, что часть большинства (пролетариата) должна занять место меньшинства (буржуев), при этом никакого качественного изменения общества не произойдёт. Но если мы рассмотрим такие явления как «паразитизм» и «трудолюбие», то это уже аспекты этики и нравственности личности, общества. Ведь паразиты, иждивенцы, лоботрясы, халтурщики есть и среди тех, кто имеет и управляет собственностью, и среди наёмных рабочих. Такого рода взаимоотношения, имеющие нравственно-этический характер — можно отнести к одной из групп объективных закономерностей. Они регулируют взаимоотношения обладателей разума и воли. Именно такие взаимоотношения определяются обществами в качестве нормы общежития, а отступления от этих норм определяется как «зло» и «добро». Что частично отражается в законодательной системе и морали. На бытовом уровне — паразит прогуливает, пьёт, живёт в своё удовольствие за счёт другого, производит брак. Такой образ жизни отражается на его окружении. Он становится обузой для общества. На уровне госуправления и макроэкономики такой паразит удерживает зарплаты, лишает тружеников свободного времени, отпуска, средств и право себя защитить. И всё для того, чтобы жировать за счёт труда большинства..

Объективно — человек, как биологический вид, является обладателем разума и воли. Существуют нравственно-этические закономерности, регулирующие взаимоотношения людей в обществе, а также выходящая за пределы общества. Поскольку этика, диктуемая с иерархически более высоких уровней в организации разного рода систем, — обязательна для иерархически низших уровней и отступление от её норм наказуемо.

Таким образом, Маркс вывел критерии нравственности и этики за рамки описания общественных явлений. Но внёс определения классов на основе экономической категории: те, кто владеет капиталом и средствами производства и те, кто ими не владеет и вынужден продавать свой труд. С философских позиций марксизма, который представляет бытиё в виде единства и борьбы противоположностей, такая классификация в обществе имеет место быть. Но далее Маркс предполагает перераспределение собственности и средств производства, когда пролетариат станет владеть и распоряжаться материальными источниками блага в своих целях. То есть — речь идёт не об объективности существования классовости общества, а об объективных закономерностях управления, которое обусловлено социальным фактором биологического вида человек и несёт функцию разрешения конфликтов и проведения интересов различных общественных, профессиональных, сословных, родовых групп. Другими словами — интеграция производительных сил носит объективный характер, но управление таким процессом носит субъективный характер. И нравственные стандарты управленца являются определяющими в целеполагании управления и распределении средств производства.

В современных условиях слияния рынков, объединения труда, сложной организацией производственных структур в эпоху цифровой экономики, либерализации цен, развития правовых институтов и появлении новых сфер в экономике — человеку порой не обязательно иметь капитал для развития своих идей, с тем чтобы обеспечить для себя и своей семьи средства к существованию и даже жить безбедно. Например — в области информационных технологий. И на основе описания Марксом классового общества, выявить тех, кто владеет средствами производства, а кто продаёт свой труд — проблематично.

4) Собственность на средства производства
Этот вопрос у Маркса не раскрыт. Главная характеристика собственности по Марксу — «присвоение» и «отношение к производству»: записан заводик на Петра Никодимыча и заверен акт записи у нотариуса — стало быть, его собственность. Сказано в Конституции СССР — «всенародное достояние», значит наше всё, народное.

Однако в жизненной практике собственность определяется не записью у нотариуса — на кого записан завод, — а целями и интересами того, кто управляет этой собственностью. Так например, в послесталинском СССР, по оглашению завод принадлежал народу (Глава 2; Конституция СССР 1977 года), а по умолчанию завод и, следовательно, и вся его продукция, ресурсы, прибыль, инфраструктура — принадлежали узкокорпоративной клановой группировке в лице номенклатурных работников.

Заметки на полях
Директор завода назначался или утверждался всегда партийными органами, поскольку КПСС после смерти Сталина стала уже не «ядром общественных организаций», а «руководящей и направляющей силой», что было закреплено в статье 6 Конституции 1977 года. Попросту говоря, — наиболее лояльного партийной группировке и сговорчивого кандидата назначали на должность директора и он, замыкая на себя производственные и социальные процессы, научно-внедренческие циклы, становился частью группировки. При этом такой директор в меру своего понимания руководствовался личными интересами (в основном меркантильного, потребительского характера), а в меру непонимания действовал в интересах партийной группировки, которая понимала больше его, поскольку информированность верхушки всегда была выше ниже стоящих лиц. Это один из главных принципов существования толпо-элитарной системы, когда доступ к информации не является доступным для всех. Таким образом, все ошибки (приписки, нарушения, преступления и т.д.), совершённые управленцем ложились на плечи трудового народа, при этом такой «подсадной» не мог быть переизбран трудовым коллективом, с целью назначения нового управленца, работающего на интересы трудящихся завода. Были исключения, когда на такие должности приходили действительно талантливые руководители, настоящие коммунисты. Однако им приходилось вступать в борьбу с системообразующим элементом — коррупция, мафия, — и они либо сдавались на милость «победителя», либо уходили на покой. Порой, расплачиваясь жизнью. Наглядно о взаимоотношениях трудовых коллективов и номенклатурной мафией описано в художественных фильмах «Премия» , 1974 г., Ленфильм и «Мы,нижеподписавшиеся», 1981 г. ТО «Экран».

Исходя из вышеизложенного, завод по факту управления, находился в частной собственности клановой группировки, хотя по оглашению в Конституции «принадлежал народу». А директор был своего рода зицпредседателем», которого сажали, если он был наивный дурак, тем самым списывая на него преступления вышестоящей группировки горкома, райкома, обкома и т.д., или — продвигали выше, если он оказывался более хваткой сволочью и мог подчинить других наивных дураков высшего эшелона. Честные и принципиальные руководители, самоотверженно отстаивая честь коммуниста и дело Компартии Советского Союза в их понимании марксистских терминов, карьеры особой не делали, а если достигали постов, то вынуждены были бороться с «ветряными мельницами», сталкиваясь с мощью авторитета партаппаратчиков ЦК, что нередко заканчивалось детективными историями со смертельным исходом.

Та же ситуация и сейчас: современные олигархи не являются собственниками — они лишь зицпредседатели, назначенные «кем-то» с более высокого уровня социальной иерархии в качестве вывески. Доверенное лицо клана, которое пользуется роскошью в качестве оплаты за услугу зицпредседателя. И собственность эта полностью, либо частично находится в управлении этих «кого-то». Подчинена и замкнута на глобальную экономику. (В интересах которой на сегодняшний день — не допустить крушения экономики России и сохранить её устойчивость. Именно поэтому особо зарвавшихся лиц типа Ходорковского, Улюкаева, убирают с дороги). В недавних событий по заморозке активов О.Дерипаски и В.Вексельберга становится очевидным, что владеть активами и управлять активами — это два разных явления. Однако именно управление фактически и играет определяющую роль в наличии собственности.

5) Диктатура пролетариата
Понятие о власти в марксистской социальной доктрине сводится к перехвату рычагов управления — должностей, институтов, организаций и структур, банков, средств связи, и т.д. и т.п. Однако бездарный директор может развалить целую отрасль, потеряет поддержку электората и закончит жизнь на обочине, а грамотный управленец с базовым образовательным стандартом восстановит разрушенный завод, получит поддержку коллектива и войдёт в вышестоящие органы власти. То есть — власть это не «кресло-портфель-мигалка», а реализуемая на практике способность управлять. Так самый крупный чиновник, владея рычагами управления и системой оповещения, вынужден обращаться за помощью к истинным управленцам (Петрович-пчеловод, сосед по даче) и брать у них советы о том, как поступить в той или иной ситуации, если сам он не владеет знаниями, умением, способностями и к тому же не хочет нести ответственность за свои решения. А Петрович-пчеловод не нуждается в портфеле и кресле, потому что семья, его дача и спокойствие за городом — это его мир и душевный покой, который изредка позволяет ему корректировать систему управления, подвластной крупному чиновнику.

Власть народа — это умение управлять жизнью своей, общества и государства в целом. А это умение требует наличия:

  • знаний и опыта в области управления общественными системами;
  • нравственности и этики отношений к себе, обществу и Природе;
  • осознания своей миссии на Земле как Человека, как части государства и как части Вселенной.

В чём Маркс не ошибался — это в том, что социалистическое общество должно иметь иное качество. Когда каждый член общества овладеет знаниями и изменит нравственность. И тогда понятие «власть» предстанет народу в совершенно иных образах, которые можно будет наполнить содержанием и реализовать на практике государственного строительства. Однако, для атеистической философии материализма такие понятия как «дух», «душа», «нравственность», «добродетель», — не доступны и описаны весьма условно. Поэтому на практике, члены КПСС, получившие реальную власть госпереворота в 1953 году, не обладая ни реальными знаниями в управлении, ни высокой нравственностью, своими действиями лишь разрушали систему — нравственно, искажая историю, подменив идеологию, образование, нарушая принципы ведения хозяйства, спаивая народ и обезоруживая армию.

6) Труд создал человека
Маркс даёт пространное описание деятельности человека, которое заводит ещё больше в тупик «производством материальных и духовных благ». Термин «абстрактный труд» выходит за рамки понимания практической деятельности нормального человека, поскольку результат труда всегда конкретный. Если понимать под словом “труд” всякую деятельность человека, направленную на создание техносферы — то, как понимают это материалисты-дарвинисты, то объективно: человек, как биологический вид, вынужден создавать техносферу, чтобы выжить наедине с природой. Мы не имеем когтей, шкуры, меха, ласт, клюва и зубов, наши органы чувств недоразвиты в сравнении с животным миром, а возможности выжить наедине с Природой близки нулю. Поэтому всё, что создаёт Человек — обусловлено биологическими и физиологическими особенностями вида. Дом, кров, еда, плуг, повозка, книга, письмо, самолёт, спички и т.д. — всё это результаты такого труда, формирующие техносферу.

Если рассматривать в слове “труд” созидательный аспект человеческой деятельности, направленный на развитие его творческого потенциала, искоренение несправедливости в обществе, построение техносферы в гармонии с Природой, безопасность общественных отношений, то эта фраза имеет место быть. В таком случае, теория должна содержать и социологическую доктрину, дающую описание возможных путей построения такого общества. Реальность же такова, что человечество на рубеже 20-21 веков стоит на грани катастрофы. Следовательно, человечество на протяжении веков занималось далеко не тем, что можно назвать “труд созидательный”.

Если же обратиться к классификации трудовой деятельности человека, то действительно, можно выявить две обобщающие категории труда — как всё то, что делает человек, чтобы что-то произвести, создать, придумать, то есть произвести техносферу; и всё, что он делает для того, чтобы создать условия и организовать производство техносферы. Поэтому труд можно условно разделить на

  • — управленческий и
  • — производительный.

Таким образом — всё что создаёт человек от стали и хлеба до картин и научных работ, — это продукты производительного труда. А всё, что направлено на обеспечение производства и созданию возможности производительного труда — это труд управленческий.

Заключение

Таким образом, теоретические разработки Маркса на рубеже XIX — XX веков дали хоть и несовершенную, но методологию, с помощью которой люди смогли построить новое государство, создать человека с иным мышлением, победить в Великой Отечественной Войне, послать первого человека в космос и освоить Арктику. Но со временем люди, изучая марксизм, обращаясь к новым знаниям и сопоставляя теорию и практику — выявили несостоятельность некоторых положений теории Маркса. И это даёт нам новые возможности для развития и осмысления своей истории, науки и понимание новых задач, стоящих перед русским народом и всем человечеством.

Сегодня марксизм может быть востребован в качестве построения иного общества. При условии что социальная среда будет располагать к тому, чтобы повторно принять марксистскую идеологию в какой-либо версии. Но говорить о том, что марксизм — это безальтернативная идеологическая основа для построения такого общества не приходится. Причины просты.

1. Марксизм, как учение, на сегодняшний день включает много томов научных работ, статей, записок, писем и размышлений. Для того, чтобы понимать учение, развивать его, совершенствовать нужно много читать. Сегодня информационная среда такова, что несмотря на увеличение объёмов информации, доступных каждому человеку, основная масса предпочитает принимать и обрабатывать информацию «короткого клипа». Когда после 5-минутного ролика всем «понятно», кто дурак, кто мерзавец, что такое экономика и какая в мире политика. В принципе глобальную власть это устраивает. Для многих не игровое кино больше часа, статья больше 3 страниц — «многабукф». Марксизм надо читать и изучать. Анализировать тексты, делать выводы. Сопоставлять с конкретными жизненными явлениями. Изучать можно всё. Произведения основоположников. Либо верных продолжателей — разработчиков, когда учение начинает ветвиться. Либо адаптированный учебник «Обществоведение» для старших классов, в котором есть минимум для понимания основ марксизма.

2. С середины 70-х годов высказывалось такое мнение, что социалистическое общество должно быть свободно от идеологии. От этом писал Д.К.Гэлбрэйт в книге «Экономические теории и цели общества». Он рассматривал социализм как определённый способ организации производства и распределения средств производства в обществе, когда проблемы общества будут решаться не зависимо от тех или иных идеологических предпочтений. Он характеризовал социализм, как технологический уклад. Задача которого разрешить проблемы, связанные с глобальным биосферно-социальным экологическим кризисом. Поэтому марксизм может оказаться не востребован. Потому что всё, что касается управления, может строиться на основе образования для элиты, которое не интересно и не доступно толпе.

3. Холодная война во многом отражает проблему глобального управления из-за несовместимости идеологических предпочтений и запросов общества. Обусловленной во многом самим учением марксизма, как основой идеологии. Поэтому социализм без идеологии, как экономический уклад во многом предпочтительнее. Однако говорить о том, что марксизм ушёл со сцены — неправильно. Во время финансового экономического кризиса в 2008 году, многие СМИ отмечали то, что молодёжь Германии потянулась к «Капиталу» Маркса, в надежде увидеть в нём решение проблем. С другой стороны, другая часть молодёжи потянулась к «Майн Кампф» Гитлера. Который тоже предлагал решение проблем. Эти интересы понятны, поскольку воспринимая будущее, как беспросветное, молодёжь прежде всего ищет ответы в том, что уже есть. И далеко не все поймут, что те источники, которые унаследованы от прошлого, не работоспособны в нынешние времена. Потому что, рецепты решения проблем соответствовали тогдашнему характеру социальной организации внутри государств, тогдашнему мировому порядку, но с того времени многое изменилось. И то, что могло работать тогда, не будет работать сегодня. Поэтому нужно думать, познавать, учиться и оценивать самостоятельно то, что есть, то что должно быть.

4. Западное общество имеет проблемы. И на них нужно реагировать. Одна из главных проблем — буржуазный либерализм, как генератор экологического кризиса, внутренних социальных кризисов и всего человечества в целом. И самая главная задача — ликвидация либеральных взглядов и идей в обществе. С последующим завершением глобализации путём построения мирового правительства. Как вариант — ООН. Функция которой будет заключаться в том числе и в унификации культуры всего человечества в той форме, которая бы обеспечивала устойчивость биосферы и минимум социальной конфликтности для подавляющего большинства населения планеты. При этом, достаточно малочисленное меньшинство может профилактироваться силами правопорядка в каждом государстве. При таком подходе о марксизме не может идти речи. Ведь основная масса журналистов в России и за рубежом — носители либеральных воззрений. А свобода личности не предполагает принятие какой-либо идеологии. То, что жизнь человека, человечества и каждого культурного общества подчинена объективным закономерностям, интеллекту либерала не доступно. И когда эти объективные закономерности познаются и описываются в какой-либо форме, то хотим мы того или нет — появляется то, что принято называть идеологией. Однако это не идеология. А выражение объективных закономерностей человеческим языком. Если человек умный, то он будет выстраивать свою жизнь так, чтобы «обратка» от объективных закономерностей не била по «маковке». Если человек глуп, то он свободен в выборе перехода улицы на красный свет, заплыв за буйки и сование пальцев в розетку, прочих глупостей, которые приводят к увечьям или гибели. Это же касается и общества. Если культура общества – культура умных людей, то объективные закономерности познаваемы, они выражаются в текстах, в менталитете людей. И нарушение их вызывает вопрос: вы идиот, или злодей? Те кто нарушают закономерности бытия, принимают на себя обратные связи и должны спросить себя – за что и почему? А вот как раз за то самое. За то, что незнание законов не освобождает от неприятностей. В подавляющем большинстве случаев.