Врио президента

И тотчас же добрый малый дурачина
Ощутил, что он — ответственный мужчина…
В.С. Высоцкий

ПРИМЕЧАНИЕ: все действующие лица и персонажи вымышлены; совпадения с реальными фигурантами и организациями совершенно случайны; сокращения, купюры и специальные термины, непонятные спецработникам, отсутствуют. Издержки перевода будут компенсированы всем желающим.

***
Во вкус входишь быстро. Пока бежал по лесу на лыжах, набросал план дальнейших действий (начало здесь www.m3ra.ru/2016/03/05/calling-jews-3 или здесь www.proza.ru/2016/02/15/2593 ), которые должен бы – в моём представлении – произвести В.В. Путин.

Итак, вызываю Ушакова, помощника президента по внешнеполитической проблематике.

— Здравствуй, Юрий Викторович, у меня к тебе будет ответственное поручение… В самом деле, всё вы меня озадачиваете – то год эклоги, понимаешь, то Онанотолию денег дай на карманные расходы!.. царь я или не царь?!. то бишь, всенародно избранный президент или хрен чего?.. Поручение очень ответственное. Расскажу только после твоего согласия. Можешь, конечно, отказаться: меньше знаешь — крепче спишь, но не рекомендую. Так можно и всю жизнь проспать. Тем более, что сам понимаешь — царь… то есть, президент плохого не предложит!..
Ну, по лицу вижу – согласен. Итак, задача хоть и ответственная, но несложная: скоро нас снова навестит дорогой гость из-за рубежа, тов. Киссинджер. И ты, разумеется, снова его бросишься целовать. Но целовать на сей раз ты будешь не только с пользой для себя, но и, так сказать, для обчества – да и для самого тов. Киссинджера также.
Поцелуй твой будет не простой, но и не иудин. Снабдят твою губу спецустройством с микроконтейнером, в коем будет содержаться спецжидкость – сыворотка сотрудничества. Есть такая «сыворотка правды», а тут добавлены ещё кой-какие компоненты — человек не токмо правду начинает говорить, но правды и держаться, и с правдолюбцами дружить. Ибо включает жидкость в свой состав струю дружелюбного бобра.
От сей жидкости — никакого вреда, окромя пользы – в т.ч., способствует долголетию; очищает организм от паразитов, вплоть до ленточных червей, и паразитизма.
Готов? Вот и славно.

***
Минули дни. Уж сидят в кабинете мистер Киссинджер с визави. Входят товарищи Агафонов, Иванов и Ушаков. Первые крепко жмут мистеру Киссинджеру руку; Ушаков его целует. Поцелованный почему-то слегка удивлённо смотрит на Ушакова, по обработанной щеке пробегает лёгкий тик. Морщины на лице разглаживаются.

— Здравствуйте, дорогой товарищ Киссинджер!
— Здравствуйте, Александр Иванович.
— Как ваша служба, тов. Киссинджер?
— Ой, вы знаете, Александр Иванович, наша служба и опасна, и трудна…
— Да-да, и на первый взгляд как будто не видна — именно так… Вы не будете возражать, если далее мы будем беседовать на камеру, дабы немного приоткрыть невидимое?
— Что вы!.. Конечно, нет. У меня, в общем-то, тайн нет. Более того, у меня как раз есть важное заявление для прессы.
— Пригласите прессу, товарищи… Прошу вас, тов. Киссинджер.
— Сразу скажу, прямо: грешен! Активно участвовал в демонтаже Советского Союза, что принесло неисчислимые страдания его народам. Прошу наказать меня по всей строгости сове… российского закона!.. Также хочу признаться в том, что являюсь представителем Глобального надыудейского…
— Дорогой товарищ Киссинджер, пока достаточно. Гражданам нужно переварить услышанное, тем более, что ещё далеко не все имеют достаточное представление о Глобальном надыудейском предикторе и его периферии. О других делах поговорим в следующий раз.
Идя навстречу вашим пожеланиям, возьмём вас под стражу в России. Учитывая ваш преклонный возраст, условия содержания будут максимально мягкими… скажем, как у тов. Квачкова…

Кстати, как там Владимир Васильевич поживает? Пригласите-ка его ко мне на завтра. У меня родилась интересная идея: устроим в Кремле небольшое театрализованное представление с участием осудивших его сотрудников судебных органов – они… сколько их там?.. трое, четверо?.. будут изображать государственный переворот с применением арбалетов и кухонной утвари.
Если талантливо сыграют, то будут поощрены – лично буду ходатайствовать перед тов. Мединским, чтобы он устроил их в какой-нибудь театр артистами… Ну а нет – придётся назначить их менеджерами по клинингу, куда-нибудь в солнечный Магадан.
Но, разумеется, это – так, мелочи. Главное же — освежим в памяти, с участием нашего дорогого Онанотолия, разумеется, давние восемьдесят девять вопросов к нему. Надеюсь, он подыскал за эти годы на них убедительные ответы. Если нет – будет очень жалко, придётся его – на смену тов. Квачкову, в компанию к тов. Киссинджеру…

— Итак, все свободны, можете заниматься текущими делами по плану, за исключением тов. Киссинджера. Вы, дорогой товарищ, свободны до определённой степени – наручники мы на вас, конечно же, одевать не будем. Конвоировать вас до мордовской колонии поручаю тов. Ушакову… Тов. Ушаков, останетесь с тов. Киссинджером — в той же камере. Мы, как гуманисты, не можем оставлять пожилого человека в одиночестве, без постоянного присмотра… И пригласите, пожалуйста, товарища Кадырова…

 

Входит тов. Кадыров.
— Здравствуйте, тов. Кадыров!
— Здравствуйте, товарищ …
— Можете называть меня «тов. Неусталин»… исключительно для вас придумал себе псевдоним… Не «нео», т.к. я – и не Сталин, и не Нео из «Матрицы» Вачовски, но просто — пока ещё не устал. А как устану – так скажу… так вот, о тов. Сталине… скажи-ка мне, Рамзан, отчего на День Советской Армии и Военно-Морского Флота ты так нехорошо отозвался о великом – при всех его недостатках – деятеле нашего Народа, товарище Сталине?
— Виноват, тов. Неусталин, погорячился!
— И как думаешь горячность исправлять?
— Пока не знаю…
— Я вот что тебе предложу: давай-ка последуй по пути товарища Сталина – займись пресловутой кабинетной работой, иди в замы к моему полпреду в Южном федеральном округе товарищу Устинову. Ему ведь уже 64-ый год пошёл, нужен энергичный толковый помощник.
И своих джигитов тоже понемногу к такой работе подтягивай – хватит гарцевать да шиковать, чай взрослые уже, не пацаны, чтобы цацками меряться да в войнушку играть.
Ну а со старейшинами, тебя окормляющими… С ними вскоре побеседуют другие наши с тобой соотечественники, тоже люди старые, но Русские. Будь так добр, когда они к тебе — в должности уже замполпреда, разумеется – обратятся, обеспечь им все необходимые условия для встречи.
— Сделаю, тов. Неусталин.
— Я ведь к чему клоню? К тому, что у тов. Сталина как-то и без библии, и без корана получалось справедливое общество строить, а ныне — все священными писаниями обложились с ног до головы, но толку мало – одни понты… я бы даже сказал, что – воровские.