Сказка про лавку


Вздумалось как-то лавочнику лавочку расширить. Думал он думал и ничего лучше не смог придумать, чем заменить родных продавцов на батраков. Родному же ничего не скажешь, если он кушает наравне с тобой. И икру может с полки на хлеб положить и масло потолще намазать. Очень это расстраивало лавочника. Никакого развития лавки с ним.

Уволил он родного и взял со стороны двоих за тоже довольствие. Ох и зажилось же после этого. Эти на икру не смотрят, масло на хлеб не мажут. Спокойно и радостно на душе у лавочника. И к тому же теперь две лавки стало. Важно он ездит меж ними, да время от времени побивает палкой батраков за плохую работу. Да и выматериться уже не стыдно, дальше лавки не уходит.

А родной ходит без дела мается.

Жил лавочник на две лавки два года, радовался. И машина у него в два раза больше стала и палка для побивания позолотилась. И товара прибавилось, а с этим и проблем. Батраки то как родные уже. К палке привыкли, на ругань внимания не обращают. Да ещё и сами чего обидного сказать могут. Никакого развития с ними, никакого покоя. Думал лавочник думал и ничего лучше не придумал, как выгнать батраков, а на их место взять четырёх узбеков на тоже довольствие. Спокойно и радостно на душе у лавочника — теперь обидного не скажут. И к тому же теперь 4 лавки стало. Важно он ездит меж ними, да частенько побивает позолоченной палкой узбеков за плохую работу. Добрых слов уже не произносит, только бранится. Добрых слов то те не разумеют, а на бранный крик в кротость приходят.

А батраки да родной без дела маются.

Жил лавочник на 4 лавки год, радовался. И машина у него огромная есть и замок с высоким забором, и палка позолоченная уже алмазами покрылась для пущей прочности. Головы то у узбеков дубовые, да и бить в два раза больше приходится. Но не может лавочник спокойно без развития жить. Надоели ему узбеки — грязные, молятся часто, от палки быстро чахнут. А умные мысли лавочнику в голову так и лезу, так и лезут. Думал лавочник думал и ничего лучше не придумал, как взять на работу 8 негров-беженцев за тоже довольствие. «А что? Покрепче то будут! Да и говорить с ними уже не нужно, ведь негор то — шо скотина!«. У делового человека мысль коротка, иначе никак, обгонят. Как подумал, так сразу же и сделал.

А батраки да родной, да чурки узбекские без дела уже не маялись, думали как себя спасти да неграм помочь.

Жил лавочник на 8 лавок, недолго радовался. И машину его разбили, и забор поломали, и замок порушили, и палку золотую в алмазах с хрустальными шипами в глотку ему запихали. Чтобы не смел больше ею «чёрную скотину» побивать-эксплуатировать.

P.S.
Летит лавочник в ад и думает: «Как же так, ведь я же родного, двух батраков, 4 узбеков и 8 негров кормил!«.