«Разделение властей» — кому и зачем это нужно?

В предъидущей статье я описал иллюзорность разделения властей на исполнительную, законодательную и судебную ветви. В данной статье я хочу рассмотреть вопрос более обще и прийти к выводам, которые можно применять на практике.

Прежде всего, нужно заметить что шизофреничная теория о разделении властей (правильнее, чтобы не скатываться в шизофрению, будет называть её теорией о разделении власти) имеет две составляющие – шизофрения по оглашению (разделение власти по оглашению на “исполнительную”, “законодательную” и “судебную”) и шизофрения по умолчанию (разделение власти на части которые умалчиваются, то есть некоторые проявления власти пытаются так или иначе отмазать от самого понятия “власть”).

Итак, начнём рассматривать, какие же слоноподобные “кусочки” власти выпали (или по крайней мере имеют склонность выпадать для обычного человека) из рассмотрения власти в рамках её деления на законодательную, исполнительную и судебную.

1. Власть печатания денег

В наибольшей степени либерализм пытается маскировать власть по печати денежных знаков. Печать денежных знаков даёт значительный доход (то есть соотношение “затрачиваемые усилия / получаемый доход” в печатании денег максимально в перечне выполняемых в том или ином обществе работ), позволяет спонсировать те или иные виды деятельности, а также при желании за счёт печатания денег можно угнетать производство в том обществе, производство которых обеспечивается данным видом денег. Например, если напечатать много денег, то имеющиеся оборотные средства хозяйствующих субъектов будут обесценены, инфляционная волна (поднятие хозяйствующими субъектами цен в условиях когда их производственные циклы занимают продолжительное время, а будущие цены на используемые материалы неопределены) безусловно причинит ущерб экономической системе общества. Также возможно и недопечатывание денежных средств, эффективность по уничтожению экономики данного метода может быть особенно высока если применить его в совокупности с откачкой финансовых средств из экономики (за счёт налогов и/или ссудного процента) и замораживанием или даже увеличением цен на монопольные необходимые для производства ресурсы (например, электроэнергия, минеральное сырьё, железнодорожные перевозки) – при этом хозяйственная деятельность становится “невыгодной” – деятельность хозяйствующего субъекта должна давать деньги хотя бы для того чтобы выплатить налоги и проценты, а добыть он эти деньги не в состоянии так как назначенные на необходимые для производства ресурсы могут стоить больше чем суммы, которые может затратить на закупку продукции предприятия окружающая его среда (поскольку деньги из системы выводятся).

Если смотреть на власть по печатанию денег в исторической перспективе, то изначально эта власть была за самовластным субъектом, который позиционировался в обществе как самовластный субъект. То есть когда власть феодалов была достаточно велика, феодалы печатали свои деньги (также свои деньги иногда (когда у них была независимость в условиях феодализма) печатали города и даже монастыри); когда укреплялась центральная монархическая власть, денежная вольница закономерно заканчивалась и монархи оставляли право печатать деньги только себе. На настоящий момент распространена ситуация когда орган, обладающий эксклюзивной властью по печатанию денег, не входит ни в одну из трёх оглашаемых веток власти. Федеральная резервная система США является коммерческой организацией; Центральный Банк РФ является отдельной, не подчинённой правительству структурой. Интересно то обстоятельство, что по поводу “выпадения” центральных банков из теории разделения властей либерализм молчит, как будто бы такого разделения нет.

Другой вид власти, которую либерализм неявно, при случае, признаёт (одновременно утверждая про её независимость) – это “журналистская” власть, назовём её властью над информационным пространством. Эта власть заключается в возможности навязывать большинству людей ту или иную информацию. Большая часть людей уделяет мало внимания на формирование вокруг себя своего информационного пространства. Эта часть людей ограничивает на 95% и более получение информации о текущем состоянии дел в обществе и государстве, а также о связанных с данной проблематикой научных и псевдонаучных статьях, исследованиях и т.п. только информацией от наиболее крупных телеканалов, газет и интернет-порталов. Естественно, что подборка той или иной информации в таких СМИ влияет на информационное состояние общества и его возможности. При этом ответственность деятелей СМИ за недостоверную или ложную информацию нередко бывает редкой и/или незначительной (особенно в случае если линия проводимая данными СМИ совпадает с линией сил, обладающих реальной властью в данном обществе – в качестве известного примера можно вспомнить западные СМИ, которые выкладывали фотографии разрушений в Цхинвали как фотографии разрушений в грузинских городах от вторжения российской армии). Ещё более плачевные последствия несёт то обстоятельство, что СМИ могут (и осуществляют это) замалчивать неугодных учёных, политиков и общественных деятелей и их теории и организации, их теории и научные работы. Также они могут искусственно навязывать не самые важные темы для обсуждения. Либерализм замалчивает отсутствие какой-либо ответственности представителей СМИ, при этом активно пропагандируя “независимость” (то же самое разделение) СМИ. Конечно же СМИ не могут быть независимыми, так как “природа не терпит пустоты” – если СМИ не контролируется одной силой, например государством или каким-либо общественным объединением, то оно контролируется другой силой. Соответственно, пропаганда независимости СМИ – это составная часть разделения властей. Одним из признаков засилья СМИ антиобщественными элементами (в случае отсутствия жёсткой цензур в комментариях) является преобладание отрицательных комментариев в отношении авторов различных аналитических материалов и самих материалов на значимом информационном портале. Это означает, что данный портал целенаправленно пытается навязать обществу мнение с которым оно давно уже несогласно.

2. Религиозная власть

Ещё одной частью разделения власти является секуляризация, отделения власти от религии. Также в параллель с этим можно упомянуть и отделение религии от науки. Надо сказать, что данное разделение позволяет хорошо жить как шишкам от власти так и шишкам от религии. Первые получают освобождение от критики с позиции религиозных и нравственных догматов; например расслоение общества по богатству было бы тяжелее обосновывать если бы считалось что политика и экономика должны соотносится например с новым заветом. Нынешние политики благодаря секуляризму даже не рассматриваются как слуги сатаны (ну, разрушил Гайдар своими реформами много предприятий и людских судеб, но ведь есть такие учёные – экономисты и они говорят, что типа по законам рынка это правильно, а с точки зрения правильности с точки зрения праведности его действия могут рассматриваться только в частном порядке и вопрос о каре как еретику и/или сатанисту в его (и не только его) отношении не поднимался). Вторым (шишкам от религии) секуляризм также очень выгоден. Знай маши себе кадилом и стриги купоны. При этом церковные шишки во-первых, избегают конфликтов со светскими иерархами, во-вторых они избегают самообличения в безбожии и некомпетентности. Действительно, в Библии говорится “Дух Божий наставник на всякую истину”. Как можно ожидать что церковная иерархия как-то компетентна в вопросах касающихся того что надо делать чтобы угодить Богу, если она реально не может внятно указывать что власти делают неправильно в ситуации когда общество годами живёт в кризисе? Если же изобличать действующие власти в том, что они делают что-то неправильно, то тогда надо быть в состоянии что-то делать правильно, брать на себя ответственность, например, за то чтобы порекомендовать обществу людей которые справились бы с управлением лучше чем текущие власти, или например рекомендовать конкретные управленческие решения в сфере экономики которые были бы угодны Богу. Конечно, многим церковным иерархиям это не нужно.

Вообще отделение церкви от государства как явление пошло задолго от большевиков, и является ущербной характеристикой в основном христианско-либеральной цивилизации. Рассмотрим подробнее эти два положения, начнём с того что секуляризм – особенность либерально-христианской цивилизации. Возьмём для начала Китай. Если мы посмотрим википедию, то мы увидим что есть две китайские религии (не привнесённые извне) – даосизм и конфуцианство. Как известно, Конфуций – уважаемый китайский чиновник, прославившийся своей мудростью. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%8D%D1%86%D0%B7%D1%8E%D0%B9 – из этой странички мы узнаём, что “государственные экзамены в императорском Китае — неотъемлемая часть системы конфуцианского образования, обеспечивавшая местным элитам доступ в государственный бюрократический аппарат.”. Даже не рассматривая даосизм, этой информации достаточно чтобы констатировать отсутствие разделённости религии и государственного управления (а также и науки) в императорском Китае. Кстати, следующие цитаты из статьи в википедии про даосизм – “Даосизм — учение о дао или «пути вещей», китайское традиционное учение, включающее элементы религии и философии” и “Даосизм почти никогда не был официальной религией — скорее представлял собой движение народных масс, одиноких практиков и отшельников. Но в недрах даосизма регулярно рождались новые идеи, которые вдохновляли учёных, политиков, писателей. Крестьянские бунты в Китае и восстания со свержением династий зарождались тоже в недрах даосизма.” — приводят к мысли о том что даосизм совершенно точно не отделял себя от науки, и вряд ли отделял себя от государственного управления.

Рассмотрим Индию, для чего рассмотрим в википедии две высшие касты в Индии – кшатриев и брахманов. Кшатрии – воины, из них как правило выбирались цари (в других случаях из брахманов). Брахманы – священнослужители, цитата из википедии: “Брахманы в большей мере, чем остальные варны, придерживаются занятий и профессий, которые предусматривались их варной. Из их среды на протяжении многих столетий выходили писцы, писари, священнослужители, ученые, учителя и чиновники. Ещё в первой половине XX века в некоторых районах брахманы занимали до 75 % всех более или менее важных государственных должностей.”. Итого – в Индии также отделение религии от государства отсутствует.

Возьмём что-нибудь поближе, посовременнее, и также обладающее большой значимостью – СССР. Страна, в которой официально провозгласили отделение церкви от государства. Однако, многим исследователям, среди которых есть как положительно, так и отрицательно относящиеся к СССР, полагают что отделения религии от государства в СССР не было. В СССР были свои “священные писания” – труды Маркса, Энгельса, Ленина, свои святые. Православный учёный А. Леонидов-Филиппов, публикующийся на сайте economicsandwe.com, объясняет непрекращающееся до сих пор противостояние между многими коммунистическими идеологами и иерархами РПЦ их принадлежностью к разным сектам православия, их отклонения от православия выражаются в том что “красные” отрицают в православии существование Бога, а иерархи РПЦ не желают претворять идеалы православия в жизнь.

Таким образом, разделение церкви и государства в СССР, по крайней мере, оспоримо.

Перейдём к оставшимся авраамическим религиям. Очевидное отсутствие отделения церкви от государства, безусловно имеет место быть в Израиле, а точнее в иудаизме.

В мусульманских странах зачастую Коран является основой законодательства; также краткий разбор названий различных связанных с религией титулов в исламе также показывает наличие слияния государственного аппарата, религии, и науки. Например, первая строчка в википедии по слову “Шейх” выдаёт что “Шейх – почётное название видного богослова в исламе”. Про понятие “мулла” википедия пишет: “Мулла (араб. — господин, повелитель, владыка) — знаток мусульманского ритуала. Муллой также называют учителей медресе и просто грамотных людей”. Таким образом, в исламе государственное управление, наука и религия тоже неразделены.

Наиболее разделёнными религия и наука являются в христианстве. В средневековье считалось, что царь – наместник божий, соответственно был ритуал “помазанья на царство”; также римские папы имели значительное влияние, однако в целом светская и церковная власть были разделены.

Таким образом, можно говорить что разделении церковной и светской власти является скорее исключением, чем правилом.

3. Экономическая власть

Вернёмся к упущенным либерализмом видами властей. Ранее мы говорили о власти печатания денег. Естественно, необходимо остановиться и просто на экономической составляющей, на собственности на землю, заводы и другие средства производства, равна как и на собственность большими денежными средствами. Либералы пытаются как-то отвязать этот вид власти пытаясь сделать вид что это и не вид власти даже, а так, некий “бизнес” играющий по правилам “законодательной” власти, регулируемый “исполнительной” властью и подсудный “судебной” ветвям власти. Естественно, если попытаться освободить мозг от мощного налёта “мыла” от либеральной пропаганды, то можно видеть что экономическая “ветвь” власти ничуть не менее “власть” чем законодательная, исполнительная и судебная ветви, и что она также совсем от них не отделена. При взгляде на историю, до феодализма включительно экономическая власть была единым целым с остальными ветвями власти. Феодал имел участок земли с ресурсами, на этом участке он был властью в современном понимании и одновременно был её экономическим владельцем и бенефициаром. Он единым актом наделял своего вассала как кусочком своего благосостояния, так и кусочком “законодательно-судебно-исполнительной” власти передавая ему в распоряжение феод – часть своего владения, в обмен на обязанность вассала поддерживать его военной силой, сопоставимой по размерам с полученным владением (при достаточно небольшом земельном наделе феодалу надлежало явиться по призыву лично, без отряда). Если мы посмотрим на другой строй – демократию древней Греции, то увидим там скорее даже не схожий а тот же самый принцип соответствия экономической власти (ресурса), военной силы и “законодательно-судебно-исполнительной” власти, хотя распределение там отличное от того что мы видим при феодализме. Права были у всех примерно одинаковыми (надо было ходить на форум для участия в политической жизни), за счёт богатства более богатые граждане имели как больше времени для участия в политической жизни полиса, так и несколько большее влияние чем обычный житель. При этом жители полиса формировали армию (оно же ополчение), при этом более богатые граждане должны были покупать себе более дорогое вооружение, а самые богатые служили в коннице содержа своих лошадей. Соответственно, до начала буржуазных революций очевидна неразделённость экономической “ветви” власти от других “ветвей” власти. После феодализма увеличивается значимость городов в количественном и экономическом выражении, увеличивается разделение труда и торговля, соответственно новые экономические властители являются уже не феодалами, а буржуазией. В разных временных периодах и разных странах могло быть преобладание мелкой буржуазии над крупной и наоборот, могло быть то или иное соотношение, а также смешение или отсутствие смешения между потомственным дворянством, владевшим сельским хозяйством, и буржуазией владеющий промышленным производством в городах; например и сейчас в Англии есть латифундии, владельцы которых, потомственные дворяне, заседают в верхней палате английского парламента. Также при этом имели место быть (в большей или меньшей степени и с различными характеристиками в зависимости от времени и страны) выборные “демократические” процедуры, столь любимые либералами.

Немного отступая от темы, данные “демократические” процедуры отличаются от процедур выборов, например, в древней Греции рядом факторов, суть которых в том что “демократические” либеральные выборы призваны не выбрать какую-либо ответственную перед народом власть, а одурачить людей представив дело так что якобы именно они выбирают власть. Я подробнее остановлюсь на данных факторах в отдельной статье. Так вот, можно ли утверждать, что имеет или имело место разделение экономической власти от других “ветвей” в послефеодальный период? Очевидно, что по крайней мере в значительной степени этого разделения не было. Известно, очень большое влияние на политическую жизнь стран со свободными выборами оказывает то сколько денег вливается экономическими “власть имущими” в ту или иную сторону той или иной избирательной кампании. Также, если смотреть на личности различных лиц, осуществляющих власть, то часто выясняется что они либо являются экономическими “власть имущими” либо же приближенными к ним субъектами. Причём это видно на примере достаточно разных современных стран, таких как США и страны СНГ.

Ситуации в различных странах могут иметь некие “пиковые” периоды, когда например какая-либо сторона уже отхватила политическую власть но ещё не отхватила экономическую собственность, или уже создала или отхватила некую экономическую собственность но ещё не начала захватывать кусок политической власти, однако говорить о том что экономическая власть в основном, или по большей части, отделена от политической, не приходится. Вопрос, значительно ли усилилось отделение экономической власти от политической по сравнению с поздним или ранним феодализмом – дискуссионен, так как экономические ресурсы стали разнообразнее и их значимость быстрее меняется и труднее поддаётся сравнительной оценке, увеличилась сложность политической системы, увеличилась скорость течения различных социальных явлений (например крупная война уже не может тянутся сто лет как раньше). Однако то, что экономическая “ветвь” власти по крайней мере в значительной степени “пересекается” с другими “ветвями” вне зависимости от того, называют ли либералы данную страну тоталитарной или нет – достаточно очевидно.

4. Силовая власть

Ещё один, достаточно очевидный, вид власти – это силовая власть. В давние времена слитость этого вида власти с другими видами власти достаточно очевидна. Наличие у феодала земли, переданной ему сюзереном, обуславливалось военной силой данного феодала и его двора, а также силой вассалов, которых данный феодал мог призвать. Как правило наиболее дорогостоящее вооружение в отряде феодала было лично у него. Феодал был главным и по военным функциям (силовые действия сообщества, функционально направленные во внешний мир), и по милицейским функциям (силовые действия сообщества, функционально направленные внутрь сообщества для подавления криминалитета, идейной оппозиции, агентов враждебных внешних сообществ). Аналогично выполняли силовые функции граждане древнегреческих полисов, чем богаче был гражданин тем лучше он должен был быть вооружён.

В современном мире военные и милицейские функции зачастую разнесены по разным ведомствам. Милицейские функции также нередко разнесены (по ведомствам) на функции по борьбе с криминалитетом и на функции по подавлению идейной оппозиции и агентов враждебных внешних сообществ. Способность военных ведомств влиять силой на внутреннее состояние общества независимо или при противодействии милицейских ведомств сильно упало; это объясняется во многом тем что постоянный кадровый состав армий в связи с военным призывом не особо многочисленен, и зачастую работает не с оружием индивидуального поражения, необходимого для внутренних силовых воздействий, а с высокотехнологичным оружием высокого разрушительного действия малоприменяемым для точечных воздействий. То есть отделение милиции штатом в 100 человек при гражданской нестабильности гораздо весомей персонала военного аэродрома в количестве 100 человек, в связи с тем что для разрешения гражданских противоречий запускать современные бомбардировщики в общем случае неудобно — скорость полёта, точность бомбометания и масштабы разрушений делают вероятным поражение дружественных целей, отсутствуют эффективные возможности для нелетальных воздействий, требуется высокая сплочённость в действиях всего коллектива (что проблематично при внутрегражданском противостоянии). Соответственно, при рассмотрении разделении силовой власти спецслужб мы также обнаруживаем, что они во многом слиты с другими властями в разных государствах. Коррупция в РФ в МВД и ФСБ – проявление конвертации и конвергенции силовой власти в экономическую и другие формы (например, законодательную, так как посадить крупную шишку из данных ведомств за её преступления сложно). Во многих странах нередко приходится слышать об участии армии в установлении и свержении правительств. В США был прецедент со взрывом спецслужбами башен-близнецов, рассылкой имеющихся на вооружении армии США спор сибирской язвы сенаторам, и увеличением финансирования спецслужб после данных инцидентов. Таким образом, разделения “силовой” составляющей также особо не происходит. Отдельно можно упомянуть современный криминалитет, который при усложнившейся структуре современной власти также можно рассматривать как один из силовых подвидов власти, слитых с другими видами власти. Действительно, нередко слитость криминала с бизнесом, официальными силовыми органами, официальной исполнительной веткой власти доходит до того что одно и то же физическое лицо является значимым функционером как криминала, так и официальной структуры. После 1990-х в России неоднократно бывали случаи когда собрание людей, возмущённых какими-либо действиями бизнес-структур или исполнительной власти, подвергалось как атакам неизвестных лиц в масках, бивших собравшихся, так и милиционеров (полицейских), которые также били и/или задерживали собравшихся, при этом как-то умудряясь не заметить и разминутся с неустановленными лицами в масках. Также описания участия криминала в борьбе профсоюзов с бизнесменами в начале 20-го века в США описывается в некоторой художественной литературе.

Какие выводы из всего этого следуют?

  1. Первый вывод состоит в том что власть едина по своей природе, она либо у данного субъекта есть либо её нет. Пропаганду о разделении властей следует расценивать как пропаганду, нацеленную на ослабление у её жертв воли к самоорганизации, к социальной активности, на разделение их на невзаимодействующие между собой ведомства каждое из которых ни за что полноценно не отвечает, на пропаганду допустимости предательства одной части общества другой частью общества под предлогом того что то или иное ведомство “играет по правилам”, пытаясь отстаивать свои интересы в рамках неких спущенных сверху “разделений”. Подчинение общества данной пропаганде, признание за ней некоего “высокоморального” статуса способствует продвижению в обществе аморальных типов, которые “кидают” общество, формально подчиняясь и пропагандируя правила “разделения властей”, а реально используя все методы для захвата всех видов власти и ресурсов.
  2. Необходимо развенчивать ложный либеральный миф о разделении властей. Надо понимать, что западные демократия и парламентаризм – пропагандируемая СМИ ширма, скрывающая неафишируемые(в том числе) масонские структуры, и разъяснять это людям.
  3. Необходимо понимать и разъяснять обществу смысловую суть наиболее популярных либеральных лозунгов. Проявляющаяся в различных формах либеральная озабоченность о различных “тоталитарных режимах”, “диктатурах” и так далее – это в чистом виде озабоченность существованием в мире различных центров управления, которые не подчиняются различным тайным мафиозно-масонским структурам, и при этом публично декларируют свою власть обществу. Либеральная агитация направлена на ликвидацию централизованных органов управления у геополитических оппонентов. Запад лишь делает вид децентрализации власти у себя ради угнетения собственного населения и продавливания децентрализации власти у своих геополитических врагов.
  4. Адекватным политическим силам надо думать над тем как должны быть устроены органы государственной власти, чтобы отвечать интересам народа. При этом следует решительно отринуть не только стереотип о разделении властей, но и стереотип о необходимости всеобщего избирательного права. Касательно всеобщего избирательного права – здесь навязываемые шаблоны идут вразрез не только с действительно научными теориями, но и со здравым смыслом обывателей. Полно людей, которые мало интересуются политикой, и/или считают что от выборов ничего не зависит, нередко они не имеют чёткого уверенного мнения о том за кого следует голосовать. При этом реально действующие власти заставляют голосовать не только сильно зависимых от них людей (например, солдат-срочников), но и пациентов психиатрических больниц, а также инвалидов, которые не выходят из дома. Трудно вести адекватную политическую борьбу, при всеобщем навязанном шаблоне что голосовать могут и даже должны все вне зависимости от того насколько они компетентны.
    Именно неадекватностью модели всеобщего избирательного права объясняется, на мой взгляд, набирание идеи монархии популярности в последнее время.
    Я думаю, что избирательное право должно предоставляться только гражданам, которые оказались в состоянии сдать определённые экзамены, показывающие что они обладают достаточной компетенцией для участия в разнородных выборах. Порядок составления и прохождения экзаменов необходимо продумать. Также я полагаю что должна полностью отсутствовать агитация по явке на выборы (дарение чего-бы то ни было за явку должно быть уголовным преступлением), должна быть отменена возможность голосования на дому. Явка на выборы, я полагаю, должна быть платной для избирателя (где-то стоимостью в один-два рабочих дня при средней зарплате (без учёта топовых зарплат) для данной местности).
  5. В переходный период, когда официальная власть устроена чёрти как и осуществляется чёрт знает кем, у народа нет иного выхода кроме как организации альтернативного самоуправления. При создании и осуществления такого самоуправления, безусловно,необходимо понимать и использовать знания о единой, неразделённой природе власти.
  6. Необходимо отходить от многих текущих общественных догматов, в том числе многих моральных догматов, как от неадекватных и несовместимых с выживаемостью общества. Суть в том, что права каких-то отдельных субъектов (например, бизнеса, журналистов, официальных чиновников) признаются более важными чем права народа. Следует чётко принять и пропагандировать, что их права существуют только если они приносят пользу народу. Это логически вытекает из признания за народом всеобъемлющей неразделяемой власти.