О сектах по существу


Все чаще в СМИ появляется информация о появлении в России и на Украине всяческих сект и псевдорелигиозных организаций, рассчитанных в первую очередь на молодёжь. Причём распространяется это явление преимущественно в регионах. Почему секты снова активизировались? Насколько опасно сектантство? Есть ли в России законодательные способы борьбы с этим явлением? И как секты связаны с майданными технологиями цветных революций?

Попробуем разобраться с этим явлением, а также тем, какое влияние они оказывают на общество.

Определение понятие «секта»

А начнём с самого понятия, попытаемся уяснить, что такое — секта.

Разнообразие религиозных новообразований настолько велико, что возникла потребность в их общем наименовании. Ни в России, ни за рубежом нет единого мнения относительно их терминологического обозначения. Называют их по-разному: секты, нетрадиционные религии, новые религиозные объединения, альтернативные верования, возникающие религии или просто культы, Нью Эйдж — Религии Нового Времени и т.п. Отсутствие терминологического аппарата привело к тому, что толковать эти понятия каждый стал по собственному усмотрению, исходя из своей мировоззренческой позиции.

Понятие секта в русском языке используется в двух значениях, исторически связанных, но существенно различных. Тем не менее эти значения не всегда чётко различаются, и отрицательная коннотация, присущая одному из значений («тоталитарная секта»), переносится на секты в целом. Следует помнить, что это слово, как правило, обозначает не само учение, а организацию, его представляющую.

В большинстве случаев религиозные организации не приветствуют употребления по отношению к ним термина секта, предпочитая называться религией, церковью, конфессией или деноминацией. Само слово «секта» — не нейтральное, оно заключает в себе глубокий исторически обусловленный подтекст и в русском языке часто носит уничижительный оттенок. Косвенным подтверждением этому являются производные от этого термина слова «сектант», «сектантство» и «сектантский», которые вызывает негативные ассоциации и обычно используется полемически или уничижительно.

Исторический экскурс

Уже в латыни слово secta имело следующие значения:

  1. путь, правило, образ действия, мыслей или жизни;
  2. учение, направление, школа;
  3. ересь, ложное учение;
  4. шайка;

Этимологически слово секта происходит от лат. sequī — «следовать за кем-то, повиноваться»; при этом довольно рано это слово стало ассоциироваться со словом лат. sector и другими производными от seco — «резать, разделять, отсекать».

Слово «секта» изначально было нейтральным термином для описания отдельных политических, философских и религиозных групп, и употреблялось в полемическом контексте ещё в дохристианскую эпоху.

Уже в раннехристианскую эпоху оно стало обозначать ложное учение, отколовшееся от основной общины, используясь для перевода др.-греч. αἱρέϭις (которое тоже сначала значило просто «учение, школа, направление», а затем сузилось до понятия «ложное учение, ересь»). Эти два слова вплоть до Нового времени употреблялись на латинском Западе как синонимы.

После Реформации установилось разграничение значений терминов: слово — «секта» стало обозначать организацию или группу людей, а «ересь» — неортодоксальное учение, содержащееся сектой или деноминацией, причем это правило словоупотребления было обращено и в прошлое христианства (таким образом, можно, например, сказать, что секта севериан исповедовала монофизитскую ересь). Такое различение названных понятий было воспринято отечественной богословской наукой в синодальный период истории Русской Православной Церкви. В греческом же богословии до сегодня в обоих значениях употребляется только слово αἱρέϭις.

Согласно Толкового словаря русского языка под редакцией С.И.Ожёгова и Н.Ю.Шведова секта — это:

  1. Религиозное течение (община), отделившееся от какого-ннибудь вероучения и ему противостоящее.
  2. перен. Группа лиц, замкнувшихся в своих мелких, узких интересах (книжн. неодобр.).

Термин недостаточно определённый, поскольку не выделяет характерных внутренних признаков, только внешние, если говорить о первом значении, а под второе значение подпадает любая группа, объединённая какими-то интересами, будь то семья, партия, корпорация или государство.

Термин секта используется в Рекомендации Парламентской Ассамблеи Совета Европы от 1994 г. №1178 «Секты и новые религиозные движения», где он не определяется. Этот же термин фигурирует в официальном дипломатическом документе посольства ФРГ — вербальной ноте МИД РФ от 22 ноября 1995 г. №2604. Во Франции принят Закон от 30 мая 2001 г. «О предупреждении и профилактике сектантских течений, ущемляющих основные права и свободы человека». Рассматривая его требования, Парламентская Ассамблея Совета Европы также употребляет термин «секта» в Резолюции №1309 «Религиозная свобода и религиозные меньшинства во Франции», принятой 18 ноября 2002 года.

Термин «тоталитарные секты» содержится в подписанной В.В. Путиным «Доктрине информационной безопасности России», в которой, в частности, говорится о:

необходимости противодействия негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров

А как представляющие наибольшую опасность для духовной жизни граждан указывается:

нанесение вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект

(Путин В.В. Доктрина информационной безопасности России).

Определённым этапом в споре по поводу использования неправового термина «секта» стало решение от 23 ноября 1999 года Конституционного Суда РФ, которое подтвердило возможность его использования и таким образом ввело его в юридическую практику. В связи с жалобами Религиозного общества Свидетелей Иеговы в городе Ярославле и религиозного объединения «Христианская церковь Прославления» Конституционный Суд констатировал, что сведения, сообщенные СМИ о Свидетелях Иеговы, соответствуют действительности. Изучив выписки из словарей и энциклопедий, Суд также пришёл к выводу, что употреблявшееся в газете и телепередаче понятие «секта» общеизвестно и используется в отношении религиозных организаций, исповедующих взгляды узкой группы людей по сравнению с подавляющим большинством. Следовательно, оно не может оскорбить чьих — либо чувств (Постановление Конституционного Суда РФ от 26 сентября 1997 г. 16-П По делу о проверке конституционности абзацев третьего и четвертого пункта 3 статьи 27 Федерального закона 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Таким образом, судебная практика в Российской Федерации исходит из допустимости термина секта и рассматривает его как вполне легитимный.

Вышеперечисленные документы показывают, что отсутствие понятия «секта» в нормативно-правовых документах России вовсе не ограничивает возможности его использования в юридической практике. Исходя из постановления Конституционного Суда, необходимо разработать системный комплекс правовых установлений, регламентирующих деятельность такого опасного феномена современной социальной жизни, каким являются секты. И, прежде всего, в современном российском законодательстве необходимо сформулировать содержательно и дать оценку понятию секта.

Содержательное определения понятия «секта»

Однако, отсутствие содержательного юридического определения секты вообще и секты «тоталитарной», в частности, позволяет навесить ярлык секты и сектантов на кого угодно. Это очень удобно для осуществления принципа «закон — что дышло: куда повернул — туда и вышло». Однако, если подумать, что профессору-религиоведу должно быть вполне по силам, определение секты можно дать и без того, чтобы прибегать к практике узаконенного произвола с его последующим анализом. Поэтому учёные дали определение понятия «секта» содержащее характерные признаки явления, отражающие его внутреннюю суть, а не внешние признаки, вроде «учение отделившееся от какого-ннибудь вероучения», «группа, замкнувшихся в своих мелких, узких интересах».
Как минимум, пять характерных особенностей свойственны всем без исключения сектам вне зависимости от их возраста и численности участников:

  1. Наличие эзотерического и экзотерического учения, что по-русски означает: в секте всегда есть учение для толпы и учение для избранных — посвящённых иерархов.
  2. Наличие определённых догматов учения, которые не подлежат обсуждению и должны приниматься адептами учения как истинные без каких-либо сомнений и рассуждений.
  3. Наличие ритуала, который сопровождает всякое собрание представителей секты и фактически является средством зомбирования их психики.
  4. Существование сколь угодно разветвлённой иерархии, вступать в спор с которой по основным догматам учения секты категорически запрещено.
  5. Поскольку учение секты опирается на догматы, не подлежащие обсуждению, то в нём нет и не может быть места формированию личностной культуры освоения нового знания (нет метода освоения) и осмысленного отношения к Жизни по совести.

Но это определение вряд ли понравится профессору-религиоведу, поскольку исторически сложившиеся конфессии предстают на основе этого определения как наиболее многочисленные секты (в том смысле, что они отсекают верующего секте от Бога, подменяя живую религию — как диалог человека и Бога по жизни — обрядоверием и догматизмом), которые давно заняли в обществах господствующее положение и потому стали всем привычными атрибутами традиционной культуры.

Те объединения людей, которые традиционные конфессии именуют «сектами», — в своём большинстве такие же секты как и они, но не успевшие обрести легитимность в культуре общества.

Опишем более подробно эти пять основных признаков и добавим некоторые косвенные признаки, сопроводив всё конкретными примерами:
1. Наличие эзотерического и экзотерического учения, что по-русски означает: в секте всегда есть учение для толпы и учение для избранных — посвящённых иерархов.

Вербовщики не сообщают тем, кого пытаются привлечь в секту, всей правды об истории секты, её основателе и её подлинном вероучении потому, что в сектах имеется двойное учение — одно экзотерическое — для рекламы своей секты, для придания ей «человеческого лица», а другое — эзотерическое — для внутреннего пользования. Действительно, кто бы захотел посещать «семинары по Библии» у мунитов, если бы сразу был уведомлен, что основатель этой секты — многоженец, оккультист, провозгласивший Иисуса неудачником, а самого себя — «христом». Вероучения, навязываемые сегодня российским гражданам, в конечном счёте, направлены на разрушение традиционной российской культуры, а потому всегда будут маскироваться под общепризнанные ценности.

При этом членам секты внушается мысль о том, что они — единственно спасённые люди, что все окружающие — люди «второго сорта», обреченные на погибель потому, что не разделяют вероучения секты. Без этого качества секта существовать не может, ведь иначе трудно объяснить себе и окружающим, почему члену секты необходимо отделиться в образе жизни от окружающих, почему он обязан постоянно рекламировать учение секты, почему членов секты не принимают в обществе. В сектах оккультного направления делается упор на «самосовершенствование», то есть развитие в человеке паранормальных способностей, отличающих членов секты от обычных людей. Таким образом секта представляется её членам кладезью некоторого эзотеризма и они даже не подозревают, что в самой секте существует скрытое учение «для избранных».

2. Наличие определённых догматов учения, которые не подлежат обсуждению и должны приниматься адептами учения как истинные без каких-либо сомнений и рассуждений.

Непогрешимость догматов вероучения секты или её основателя. Так Папа Римский считается непогрешимым, какой факт не оспаривается и РПЦ. Учение любой секты всегда претендует на то, что это высшая истина, причём истина «более свежая», чем истины всех прочих. Все «истины» вероучений сект получаются сверхъестественным путём, через «откровения», видения, контакты с духами (например, Мун общался с духом, который назвался«Христом» и дал указание создать секту). Разумеется, всё существовавшее в истории человечества до такого «счастливого озарения», объявляется ошибкой и недоразумением (в секте того же Муна сектанты должны держаться мнения о том, что их родина — именно Корея, которую осчастливил своим рождением «преподобный» Мун; для «свидетелей Иеговы» любовь к Отечеству абсурдна, и солдаты, погибшие за Родину — безумцы; рерихианцы верят, что весь мир, и Россия в частности, пребывали во тьме суеверий до того, как появилась возможность читать сочиненную Рерихами «агни-йогу».) Основатели сект — люди, наделяемые своими адептами божественными качествами, многие прямо провозглашают себя «Христами»: Мун, С. Тороп («Виссарион»), М. Цвигун («Мария Дэви»), Т. Ф. Акбашев (считает «Иисусом» не только себя, но и своих учеников), Секо Асахара, и множество других. Не иначе как «матерью мира» именуют Елену Рерих адепты рериховского движения. Общение, непосредственное или «духовное», мысленное, с лидерами-основателями должно доставлять невероятное счастье сектантам, их распоряжения должны выполняться с энтузиазмом.

3. Наличие ритуала, который сопровождает всякое собрание представителей секты и фактически является средством зомбирования их психики.

Ритуалы сопровождают все собрания сект. Обычно они пышны, торжественны и очень продолжительны. Их задача — погрузить психику адептов в трансовое состояние, чтобы они воспринимали установки и догматы вероучения секты без осмысления и сопротивления.

Контроль жизнедеятельности. Конечная цель сектантской организации — контроль над многими, а в идеале — над всеми сферами жизни человека. Для достижения этой цели адепты секты вырываются из привычной жизни, лишаются привычного круга общения. Во многих сектах используются особые поселения сектантов в домах или квартирах, переоборудованных под «ашрамы» или «монастыри», часто перенаселённые. Адепты имеют интенсивный распорядок дня, ограничиваются во сне и пище, ведут напряжённую деятельность, не оставляющую возможности критически осмыслить сектантское вероучение и личности лидеров. В некоторых движениях для достижения контроля над адептами прибегают к помощи психотропных средств и гипноза. В конечном счёте сектанты приносят в жертву секте свое время, здоровье, имущество (квартиры чаще всего или продаются, или отдаются для устройства офисов секты или «ашрамов»), а иногда и свою жизнь. Секты редко довольствуются своим влиянием только на адептов, но обычно стремятся его распространить на членов их семей, близких людей, знакомых. Дети сектантов должны воспитываться в духе сектантского учения и вырастают преданными сторонниками. По мнению специалистов, именно из их числа могут быть сформированы отряды для осуществления террористических актов.

Программирование сознания. Членами сект становятся прежде всего люди с неустойчивой психикой, не имеющие ясных нравственных стандартов, развитой культуры мышления. Такие люди, ищущие, но не нашедшие твёрдых оснований в духовной жизни, как правило, легко внушаемы, то есть готовы отказаться от своей свободы и принять установки своих учителей. При этом человек получает иллюзорный смысл жизни, но мышление его может строиться лишь по примитивным схемам. В результате человек оказывается в полной зависимости от сектантского вероучения, участия в собраниях, указаний учителей и лидеров секты. Специалисты сравнивают сектантскую зависимость с наркотической.

Агрессивный прозелитизм и психологическое давление. Новичок всегда окружается особым вниманием, его сознание должно быть активно перестроено. У мунитов это называется «бомбардировка любовью»: у вербуемого создаётся ощущение, что именно его ждали в секте, каждое его замечание с восторгом оценивается как весьма остроумное и глубокое, его не отпускают ни на минуту, чтобы не оставить его наедине с его мыслями и переживаниями (эта методика называется «сэндвич» — два сектанта должны буквально «забутербродить» вербуемого с двух сторон и не отпускать от себя даже когда он отправляется в туалет). В секту легко попасть, но трудно выйти из неё, так как, во-первых, всегда имеется компрометирующий человека материал, собираемый при поступлении в секту на особых процедурах «исповеди» или анкетирования. Во-вторых, вступивший в секту должен совершить поступок, ставящий его вне традиционных общественных и нравственных связей: отречься от родителей, от веры своих отцов, признать, порой письменно, всю свою предшествующую жизнь ошибкой. Также поступают масоны и прочие ордена. В-третьих, желающий покинуть секту подвергается давлению и преследованию бывших своих «собратьев», угрозам и шантажу.

4. Существование сколь угодно разветвлённой иерархии, вступать в спор с которой по основным догматам учения секты категорически запрещено.

Чтобы узнать скрываемое учение, человек должен быть посвящен на определённую ступень иерархии в секте. Организация секты строго иерархична. Чтобы получить какой-либо результат, например, оправдать заплаченные деньги или просто проявленный интерес и потраченное время, необходим переход на следующую ступень. Например, в секте Муна существует «лестница» из многих семинаров — вводный, однодневный, двухдневный, трёхдневный, семидневный, двадцатиоднодневный, а также сложная система членства и участия в деятельности секты. В секте сайентологии Рона Хаббарда человек, оплатив и пройдя начальный курс, узнает в самом конце, что самое главное и интересное будет раскрываться лишь на следующем курсе, за который плата отдельная и т. д. То же характерно для секты последователей «живой этики»: ступенчатое посвящение в тайны «учения» по мере более активного участия в деятельности секты. Иерархическое устройство позволяет держать под строгим контролем и направлять действия членов секты на всех её ступенях и не допускать критического отношения ни к учению секты, ни к её лидерам.

Религиозный маркетинг. Секта всегда занята религиозным маркетингом, то есть распространением своего учения и вербовкой новых членов. Сектантская пропаганда обращена не к уму или сердцу человека, не к высшим его побуждениям, но к страстям, к подсознанию. Религиозный маркетинг — это буквально навязывание своего вероучения в формах, исключающих рациональное осмысление. Подобным же образом действуют корпорации, многие из которых вполне подпадают под определение секты (Apple, Microsoft и пр.). Сюда относятся все виды рекламы в средствах массовой информации, уличная реклама, почтовая реклама. Это и назойливые приглашения посетить собрания или семинары с неопределенными названиями («изучение Библии» — секта Муна, иеговисты; «изучение английского языка» — мормоны; «собрание всех, кто обеспокоен судьбой России» — рериховское движение, секта «Святая Русь»; «фестивали и семинары по вопросам семейной жизни» — секта Муна, «психологический тренинг, разрешение проблем общения» — секта сайентологии; «воспитание детей, благотворительные концерты» — секта «Семья»; «семинары по вопросам педагогики и медицины» — секты Акбашева).

5. Поскольку учение секты опирается на догматы, не подлежащие обсуждению, то в нём нет и не может быть места формированию личностной культуры освоения нового знания (нет метода освоения) и осмысленного отношения к Жизни по совести.

Политические цели. Многие секты, такие как Церковь Объединения Муна, «Свидетели Иеговы», сайентология Рона Хаббарда, и другие, являются крупными промышленными и финансовыми «империями», стремящимися получить власть над всем миром. Например, «Манифест Варнашрамы», один из документов «Международного общества сознания Кришны», пишет о грядущем обществе «победившего кришнаизма» как об обществе кастовом, разделенном на сверхчеловеков — кришнаитов и рабов-шудр, которым предназначен тяжёлый и беспросветный труд, а всемогущая «элита» будет решать, например, к какому сословию будет принадлежать новорождённый младенец. «Свидетели Иеговы» вещают о необходимости устроения «нового мирового порядка» возглавляемого «единым правительством», состоящим только из членов этой секты. Кореец Мун, основатель секты Церковь Объединения, прямо говорит о том, что его должны принять все правительства мира как своего господина.

Поскольку такова сегодняшняя культура, то мы не будем в следующем разделе перечислять наиболее распространённые вероучения, пусть их последователи сами подумают над тем, подпадают они или нет под данное выше определение «секты» и насколько само определение содержательно соответствует описываемому явлению. О вероучениях у нас есть отдельная статья: Мировые вероучения: определение, статистика, описание, с которой имеет смысл ознакомиться.

Секты современной России

Если строго следовать данному определению к сектам действующим сегодня в России помимо традиционных конфессий можно отнести:

  1. Конфессии и секты, являющиеся относительно традиционными для России — баптисты, адвентисты, лютеране, пятидесятники. Эти конфессии были распространены у определенных этнических групп — немцев, поляков, литовцев и других общин. Однако сегодня эти конфессии заняты активной прозелитической (прозелитизм — привлечение в какую-либо религиозную организацию представителей других конфессиональных общин) деятельностью среди православных.
  2. Тоталитарные секты, такие как «Церковь Христа», «Новоапостольская церковь», харизматические движения, например, «Завет», корейские протестантские секты, «Семья». Практически все эти сектанты утверждают, что их организации имеют свое историческое происхождение непосредственно от святых апостолов и организуют свою жизнь точно так, как это было в первохристианские времена, хотя они не могут назвать ни одного из своих предшественников, которые учили бы в исторический период от начала новой эры до времени возникновения секты.
  3. Секты, претендующие на обладание «новым откровением» — мормоны (или «церковь Иисуса Христа святых последних дней»), «Свидетели Иеговы», «Белое братство», «Богородичный центр», движение Муна (Церковь Объединения с её фронтовыми организациями), «Аум Синрике», «Церковь последнего завета» лжехриста Виссариона, бахаизм.
  4. Учения и секты из движения New Age («Новая эра», «Век водолея»), имеющие оккультный характер, ставящие своей задачей развитие в человеке паранормальных и экстрасенсорных способностей, целители и колдуны, восточные культы — кришнаизм, йогические практики, в том числе сахаджа-йога, трансцендентальная медитация, неоведантизм, теософия, «живая этика» (агни-йога) Рерихов, антропософия, секта П. Иванова, секта сайентологии Л. Рона Хаббарда (центр «Дианетика», «нарконон», «криминон» и т. д.) и др. В настоящее время наблюдается процесс объединения и консолидации различных участников движения «Новая Эра», примером чего может служить возникновение в Новосибирске объединений типа ассоциации «Колыбель Сибири» или «Новосибирского комитета миротворчества».
  5. Сатанинские культы, носящие изуверский характер и опирающиеся в основном на молодёжь. В такие группы молодых людей толкают юношеский нигилизм, отрицание авторитета родителей, общества, Бога, жажда безнаказанности. Вербовка в них осуществляется на различных молодёжных сборищах, чаще всего рок-концертах. Ребят привлекают оккультными фокусами, наркотиками, половой распущенностью, культом насилия. Иногда сатанисты прячутся под вывеской философских или культурных обществ. Подростков соблазняют обещанием чудесной силы, полной свободы, обогащением сексуального опыта. Девиз «делай все, что хочешь, ты имеешь право на всё, и можешь убить тех, кто посягает на твои права». Все моральные преграды сознательно разрушаются, безнравственность возводится в принцип, сила и безжалостность — в культ.

По оценкам специалистов, в современном мире существует от нескольких сотен до нескольких тысяч сект. Каждый основатель секты считал себя умнее, добродетельнее, духовнее других. Как сказал некогда Рон Хаббард:

Чтобы заработать миллион долларов, надо не романы писать, а создать собственную религию.

Сегодня секты создаются не просто в результате искреннего заблуждения, но с вполне определёнными целями — господствовать над душами людей. Уже не секрет, что некоторые секты управляются западными спецслужбами. Такое господство намного мощнее любого другого принуждения, физического или экономического, ведь человек, отдавший свою душу «учителю», «гуру», подчиняется уже не корысти ради.

Человек может заблуждаться. Однако, добросовестное заблуждение — это результат какой-то духовной и умственной работы по поиску и сравнению разных точек зрения. Опыт показывает, что в сектах практически нет таких людей, которые бы попали туда в результате длительных поисков, размышлений, сравнения. Человек ищет общения с Богом, а находит суррогат, которым подменяют духовную жизнь.

Возникает вопрос: а, собственно, кто именно даёт разрешения на регистрацию (или должен запрещать в случае чего) таким организациям? И вообще — нужно ли с этим бороться? Сразу ответ: в настоящее время каких-то однозначных законодательных запретов на деятельность сект нет.

Послесловие

Бороться с сектами посредством юридических запретов бесполезно, поскольку это только открывает возможности для «выдавливания конкурентов», подобно тому, как практика юридического преследования фермеров за выращивание определённых сортов семян расчищает дорогу на рынки крупным компаниям, типа «Монсанто».

В духовной сфере некоторые хотели бы вернуться к практике прошлого. На основе юридического преследования уже сегодня пытаются формировать новую инквизицию, чему хороший пример — деятельность «главного православного сектоведа» Александра Дворкина. Свежий пример — недавнее высказывание Андрея Кураева, после того, как суд Южно-Сахалинска признал некоторые фразы Корана экстремистскими:

Нужно изменить законодательство России и изъять из компетенции городских и районных судов анализ религиозной литературы. Для такой работы нужны люди с соответствующей юридической квалификацией. Нельзя делать всю страну заложником агрессивности, невежества или предвзятости какого-то одного прокурора или судьи,

— заявил священник (http://lifenews.ru/news/161150).

Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в январе 2013 года заявил, что ещё в начале 1980-х ясно осознавал, что советской власти придёт конец и что православные «гораздо сильнее её»:

Мы научились тогда побеждать и тем более мы должны быть настроены на победу сейчас, когда нам противостоят мощные, крикливые силы, силы, способные на мощные информационные кампании, но которые не умнее, не сильнее нас и у которых, поверьте мне, меньше воли, чем у нас. И мы победим и в этом случае тоже. Я в этом совершенно убеждён,

— отметил он (http://interfax-religion.ru/?act=news&div=49766).

Наличие списка экстремистских материалов — проявление конкурентной борьбы различных политических сил в России. Сегодня его ведение во многом находится за либералами, которые, в силу неспособности к публичной дискуссии по социально-философской, историко-политической, экономической и религиозной проблематике, пытаются тешить себя иллюзией, что им удастся посредством юридической системы заблокировать распространение в обществе неприемлемых для них идей и избежать публичного обсуждения как этих идей, так и идеологии, и политико-экономической практики самого либерализма. Однако, такое стремление есть и у других политических сил и во многом приведённые выше высказывания отражают это желание заведовать списком экстремистской литературы самим.

Причина такой «конкурентной борьбы» не только в том, что нет точного определения для таких понятий как секта или экстремизм, но и в том, что в российском обществе имеет место концептуальная неопределённость.

Концептуальная неопределенность поведения (управления) проявляется в России в следствии того, что библейское мировоззрение не стало в ней безраздельно господствующим, и одним и тем же людям свойственно в своем поведении осуществлять действия, как соответствующие библейской доктрине, так и противные ей. Это носит массовый характер, что объясняет причины многих российских социальных бедствий на протяжении последнего тысячелетия, включая и нынешний кризис. Отсюда проистекает непоследовательность и незавершенность всех без исключения российских реформ как прозападных (во исполнение доктрины), так и «самобытного пути развития» (направленного на искоренение доктрины, подчас вместе с её осознанными сторонниками и бессознательными носителями).

На личностном уровне бедственность жизни такого рода поясняется словами апостола Иакова:

Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих.

На уровне рассмотрения общества, в котором таких людей с двоящимися мыслями множество, перспективы известны из слов Христа:

Если царство разделится само в себе, не сможет устоять царство то; и если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот; и если сатана восстал на самого себя и разделился, не может устоять, но пришёл конец его

В нашем понимании Идеал справедливости на все времена — искоренение паразитизма одних людей на труде и жизни других, в том числе и возведённого в ранг системы эксплуатации человека человеком, которая меняет в своём историческом развитие обличье усилиями разнообразных прохиндеев, рядящихся в разнообразные «одежды» различных идеологий и вероучений.

Мы считаем что:

  • либо необходимо в соответствии с Конституцией деидеологизировать все системы общественной жизни, что фактически невозможно — потому что невозможно людям почистить головы подобно компьютерам;
  • либо способствовать устранению из всех систем неадекватных жизни идей и идеологий и предложить обществу русскую концепцию глобализации, которая предполагает наличие методологии, на основе которой можно решать любые проблемы общества. Эта концепция не имеет ничего общего с деятельностью каких-либо сект, партий и прочими скандалами характерными для политических разборок. При этом в Конституции в силу непонимания либералами данной проблематики нет ни слова о концепциях глобализации и методологии, поэтому открыта возможность, наконец, концептуально определиться.