Пару слов в защиту… капитализма!?

Да, да, вы правильно прочитали заголовок. Несмотря на всю нелепость его появления именно на этом сайте. На самом деле мы просто попытаемся немного определиться в лексике и на основании результатов вывести какие-то определения, выявить ориентиры.

Конечно, защищать мы будем не капитализм как таковой. Фраза, подобная вынесенной в заголовок, подошла бы в формате комментария, но не поста, пусть и не длинного.

Давайте вчерне очертим этапы, которые уже прошёл капитализм. Да, а что это за зверь такой, капитализм? С точки зрения социологии? Зверь это несомненно. Алчный и кровожадный.

Но мы не полезем в словари, а просто скажем так: капитализм — это такое устройство общества, когда меньшинство богатеет, паразитируя на плодах труда большинства. Всё остальное: накопление капитала, свобода выбора хозяина, концентрация средств производства, развитие человека и прочее — методы, условия или следствия, в которых капитализм существует или которые порождает в той или иной стране.

Рабство в Древнем Мире — крайний, пороговый случай капитализма. Рабовладельцы накапливали богатства, используя чужой труд. Просто степень личной свободы рабов стремилась к нулю. Кстати, и при развитом промышленном производстве рабство вполне уживалось с капиталистической демократией. В тех же США, например.

Феодализм — маргинальный случай капитализма, но уже не крайний. Свобода эксплуатируемых была на порядок выше, чем в эпоху классического рабства.

Период становления машинного производства — одна из позорнейших стадий развития капитализма. Жесточайшая эксплуатация большинства населения, включая женский и детский труд. Нищета простого люда, безграмотность, высокая смертность. Безысходность, одним словом.

А вот затем наступил недолгий расцвет капитализма. Расцвет в смысле облегчения условий труда, увеличения личной свободы эксплуатируемых, короче — тот самый капиталистический рай, который и до сегодняшнего дня используют пропагандисты демократии. Понятно, что облегчение и даже заметное улучшение условий жизни трудящихся в эту не столь далёкую от нас эпоху происходило, в том числе, и за счёт продолжающегося нещадного ограбления колоний Западом. Даже если чисто формально колониальная система считается рухнувшей.

Так вот, когда мы говорим о защите капитализма, то мы имеем в виду лишь этот, длиной в полвека отрезок времени. Когда простой человек Запада получил, наконец-то, возможность учиться, развиваться. Когда он отдавал не всё своё свободное время хозяину, а мог им более-менее самостоятельно распоряжаться. Назовём такой строй условно „хорошим капитализмом”. Повторяем, условно.

Именно этот период был последним в эпохе сохранения так называемых консервативных ценностей: семьи, чести, верности. Частично сюда же можно отнести и финансовый капитализм, который пока ещё соседствует с производственным, хотя усиленно поглощает последнего.

Сегодня, как верно отметил С. Кургинян, капитализм мутировал в очередной раз. Да мы и сами это видим. Только если раньше, говоря объективно, мутации были скорее положительными, то сегодня их можно справедливо назвать сатанинскими. Развал всего набора тех самых консервативных ценностей, плюс к этому — начало попытки установления полного мирового господства с разделением людей на две группы: полностью подконтрольного и совершенно безправного и обыдленного большинства и малочисленного супер»элитарного» меньшинства.

Теперь надо бы провести инвентаризацию ресурсов. Раньше, при преобладающем производственном капитализме, был класс трудящихся. А есть ли он сегодня? Трудящиеся, да, есть. Эксплуатируемые — тоже: подавляющее большинство трудящихся. Но составляют ли они класс, способный к каким бы то ни было совместным действиям? На наш взгляд — нет, такого класса у нас, уже нет. Не будем вдаваться в причины такого состояния — они достойны отдельного исследования. Мы лишь констатируем факт.

Показательна в этом смысле Франция. После Второй мировой коммунисты во Франции обладали сильнейшим влиянием, имели авторитетную партию, активно участвовали в политике страны. А сегодня, где они, французские коммунисты? Их НЕТ. По факту. Партия ещё существует, но вы не найдёте во французской прессе ни единого упоминания о ней. Хотя та же пресса искренне ненавидит Национальный фронт Лё Пенов, ненавидит, но постоянно о нём пишет.

Количество депутатов-коммунистов в Национальном Собрании Франции
Количество депутатов-коммунистов в Национальном Собрании Франции

Количество поданных голосов за коммунистов на выборах в Национальное Собрание Франции
Количество поданных голосов за коммунистов на выборах в Национальное Собрание Франции
Рискнём утверждать: если при капитализме нет коммунистов, то нет и дееспособных классов, могущих повести борьбу за освобождение от эксплуатации. Ведь вы же, если говорить всерьёз, не назовёте КПРФ партией коммунистов, а Зюганова — лидером коммунистов, не так ли?!! Их нет, потому что коммунисты порождаются средой, как и любые другие течения и партии. Какова среда, таковы и партии.

И раз уж мы заговорили о коммунистах и освобождении, то будет уместным привести слова Ленина:

„Победить более могущественного противника можно только при величайшем напряжении сил и при обязательном, самом тщательном, заботливом, осторожном, умелом использовании как всякой, хотя бы малейшей, «трещины» между врагами, всякой противоположности интересов между буржуазией разных стран, между разными группами или видами буржуазии внутри отдельных стран, — так и всякой, хотя бы малейшей, возможности получить себе союзника, пусть даже временного, шаткого, непрочного, ненадежного, условного. Кто этого не понял, тот не понял ни грана в марксизме и в научном, современном, «цивилизованном»*) социализме вообще.

Кто не доказал практически, на довольно значительном промежутке времени и в довольно разнообразных политических положениях, своего уменья применять эту истину на деле, тот не научился еще помогать революционному классу в его борьбе за освобождение всего трудящегося человечества от эксплуататоров. И сказанное относится одинаково к периоду до и после завоевания политической власти пролетариатом”.

Так к чему мы всё это написали? Ответ заключён в выделенных нами строчках цитаты. Как бы ни был омерзителен капитализм вообще, мы должны для себя решить: возможно ли поддерживать тот капитализм, который выше мы условно назвали „хорошим”?

Причём поддерживать не за его красивые глазки, если кто-то таковые находит, а лишь в его противостоянии с тем сатанинским, мутационным по-Кургиняну, капитализмом, который сегодня пытается навязать всем Новый Мировой Порядок, основанный на тотальном разложении человека, полном его подчинении и лишении его даже малейших шансов на освобождение и развитие.

Почему мы уверены, что „хороший” капитализм будет бороться с наступающим сатанинским не на жизнь, а на смерть? Потому что когда метастазы сатанизма разрастутся, то они погубят само тело капитализма, и появится превращённая форма, не зависящая от мёртвого тела. Вот за тело, на котором „хороший” капитализм ещё мог бы паразитировать, он и будет драться. Ведь далеко не все капиталисты желают видеть своих детей в возможном сатанинском безчеловечном обществе.

Отображением этой уже начавшейся борьбы является и двойственность Кремля. Когда одни буржуазные силы, компрадорские, стремятся воссоединиться с сатанинской частью элиты западной, а другие, либо осознав безперспективность такого желания, либо имея ещё какие-то остатки совести, стараются удержать Россию целостной и максимально освобождённой из-под влияния либерального Запада.

Так окажем ли мы общественную поддержку тем буржуям, которые противодействуют компрадорам, или будем стоять на твёрдых непоколебимых позициях „только социализм и сразу!”? Даже не имея партии под этот призыв? Или выбираем из двух зол наименьшее?

Вопросы, вопросы…

Фактически, следовало бы ввести название для новейшей формы капитализма. Нынешний, финансовый, уже наименован. А то, что формируется — пока нет. Предложение Кургиняна, мута-капитализм, нам видится не вполне удачным, как не отражающим суть явления. Но определить его надо обязательно, иначе, не имея ясного образа и понятия, нам сложно будет ему противодействовать.