Из беседы со Сталиным

А.С. Пушкин

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды…

Иосиф Джугашвили

Ходил он от дома к дому,
Стучась у чужих дверей,
Со старым дубовым пандури,
С нехитрою песней своей.
А в песне его, а в песне –
Как солнечный блеск чиста,
Звучала Великая Правда,
Возвышенная мечта.
Сердца, превращенные в камень,
Заставить биться сумел,
У многих будил он разум,
Дремавший в глубокой тьме.
Но люди, забывшие Бога,
Хранившие в сердце тьму,
Целую чашу отравы
Преподнесли ему.
Сказали ему: “Проклятый,
Пей, осуши до дна…
И песня твоя чужда нам,
И правда твоя не нужна!”

Новое поколение

Шли годы, росли поколенья,
Быстрее менялась вода.
Весь мир сотрясался в волненье.
Над нами явилась звезда.
А песнь, заглушённая смехом
XX съезда иуд,
Откликнулась новым эхом,
Cовсем пробудив милый люд.
И там — у забытого гроба —
Потомок от всех изрѣк:
“Спасибо, товарищ Коба.
Ты славный был Чѣловѣк”.