РПЦ постулировала новый „избранный” народ: православные русские

KirillЗамечательные слова произнёс в своей речи на Всемирном русском народном соборе 11 ноября 2014 года Патриарх Кирилл. В частности, он заявил:

„Любовь к родине, чувство братства и чувство долга, готовность положить «душу свою за други своя» одинаково характерны для героев Куликова поля, Бородина и Сталинграда.”

В своей вступительной речи он также показал, что в стане РПЦ произошли подвижки в сторону включения советского периода в общую историю Руси. Что ж, подобное просветление мысли не может не радовать.

Хотя идиосинкразию на слово „советский” гр. Гундяев так и не смог преодолеть, употребив вместо него довольно-таки неуклюжий оборот.

„»Мы должны взять из различных исторических периодов все по-настоящему значимое и ценное. Нам нужен великий синтез высоких идеалов Древней Руси, государственных и культурных достижений Российской империи, социальных императивов солидарности и коллективных усилий для достижения общих целей, определявших жизнь нашего общества большую часть века XX, а также справедливое стремление граждан в постсоветской России.

Этот синтез лежит за пределами привычной дихотомии «правые — левые». Этот синтез можно описать формулой «вера, справедливость, солидарность, достоинство, державность»,

— заявил первоиерарх Русской церкви.”

Хотя признание того, что в СССР главенствовали „социальные императивы солидарности” — уже шаг вперёд в правильном направлении.

Одновременно содержание столь привычной для РПЦ формулы „За веру, царя и отечество” также было изменено, как мы видели выше. „Вера, справедливость, солидарность, достоинство, державность” — звучит замечательно. При условии наполнения правильным смыслом первой и последней составляющей.

Много было сказано верных слов и всё вроде бы шло в правильном, конструктивном русле. Однако финальная декларация участников собора, честно говоря, разочаровала. Впрочем, предоставляем каждому возможность выработать собственную оценку данного определения (нумерация пунктов моя).

„На основе программных тезисов настоящего документа, предлагается следующее определение русской идентичности:

  1. русский — это человек, считающий себя русским;
  2. не имеющий иных этнических предпочтений;
  3. говорящий и думающий на русском языке;
  4. признающий православное христианство основой национальной духовной культуры;
  5. ощущающий солидарность с судьбой русского народа.

На мой взгляд подобная формулировка преследует лишь одну цель: разобщить многонациональный Русский народ.

Конкретно это проявилось в пункте 2. Ведь ясно, что считать человека русским на основании результатов генетического анализа — беЗсмысленно. Скажем, родители и бабушки-дедушки у ребёнка русские, а вот одна из прабабушек была татаркой. Так что ж теперь, его за русского нельзя считать??!

Поэтому решающую роль в определении человека к русским является цивилизационная оценка. Т.е., например, белорус считает себя белорусом, но в то же время — составляющим часть Русского мира. Тогда как пункт 2 фактически запрещает этому белорусу считать себя русским, потому что у него имеется и другое предпочтение — белорусское.

В этом пункте, на наш взгляд, и таится огромная опасность будущего раскола Русского мира.

А уж пункт четвёртый вообще ниже всякой критики. Иезекиль, Авраам, Исайя, евангелие, пасха и прочие православные имена и термины, даже если не входить в суть доктрины православия как перепевки иудейской торы, — нам, по большому счёту, гораздо более близкими видятся совсем другие слова. Иван, Владимир, Доброслав, Благая весть, масленница и т.п. А вера — не следование постулатам иудейских первосвятителей, а непосредственное общение с Создателем, напрямую и без посредников. И ничто не мешает неправославному (в смысле РПЦ) человеку жить по-совести, ничто.

И вот уже появились доказательства того, что данное собором определение „русского человека” ведёт к углублению раскола русского общества.

Вот цитата из ЖЖ runo_lj:

„Наконец, нужно заметить, что из русских, согласно этому определению, полностью выпадают совки — будь они, с этнической точки зрения, хоть трижды чистокровными русскими.”

И концовка его поста:

„Тот, у кого при виде православной церкви или православного креста начинает идти пена изо рта — тот, конечно, русским человеком не является.”

Подобные претензии на эксклюзивность быть русским вполне сродни фашисткой практике в нацистской Германии. Или иудейской — сходство с обоми вариантами „исключительности” поражает.

И фашисты, и иудеи требуют безусловного поклонения соответствующим религиозным догматам. И те и другие подобное поклонение ставят непременным условием, чтобы быть признанным „расово чистым” и, в конечном итоге, войти в расу „избранных”.

В нашем случае мы имеем тот же самый механизм. Вы обязаны исповедовать догматы РПЦ, а также быть этнически незапятнанным. Дожили, что называется…

Но не всегда РПЦ демонстрировала подобные фашистствующие тенденции. Были и другие времена. Вспомним, что сказал Патриарший местоблюститель митрополит Сергий 22 июня 1941 года:

„Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства.”

Обратите внимание, здесь нет места разделению народа на советских и иных. Как нет и обособления русских людей от каких-то других. Здесь идёт речь об „общем народном” подвиге. И это была речь пастыря, человека, достигшего нравственной высоты. А подвиг стал общенародным.

Увы, сегодня понятия „Гундяев” и „нравственность”, к сожалению, антагонистичны.

Кирилл (Гундяев) и иудаистский раввинВот и получается, что если иметь мужество и называть вещи своими именами, то нынешняя верхушка РПЦ — это антирусская фашистствующая секта, претендующая на единоличное толкование „чистоты” того или иного человека из нашего Великого Русского мира. Вот к чему приводит нарушение канонов самой православной церкви: постоянный контакт РПЦ с жидовствующими. Похоже, от них нынешняя церковь и набралась своих идей „избранности”.

Выходит, что появляется новая категория русских людей. По-мнению РПЦ — истинно русских. А значит все остальные жители России автоматически истинно русскими не являются. Т.е. происходит разделение на русских „избранных” и прочую нерусь, включая, по мнению православных блогеров, детей и внуков тех, чьи предки сражались с фашистами в составе Советской армии. Если, конечно, потомки не поливают грязью советское мировоззрение своих родителей.

Как-то так получается… Грустно…