Без комментариев

Д.Медведев: Плохая конъюнктура — не повод тянуть с приватизацией
Медведев
Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев призвал Министерство экономического развития (МЭР) РФ и Росимущество не оправдывать отказ о приватизации тех или иных объектов ссылками на плохую конъюнктуру рынка.
Выступая на расширенном заседании коллегии МЭР РФ, Д.Медведев отметил, что в настоящее время сложились целые отрасли, например металлургия, где государство не является собственником предприятий. Но в то же время объём государственного сектора в РФ остаётся достаточно большим. Это, по словам премьера, не всегда обосновано и с точки зрения самого государства.

Премьер-министр отметил необходимость сокращать «неоправданное присутствие государства в экономике, избыточный объём государственной собственности».

«Тем более что это совпадает с нашими задачами по наполнению государственного бюджета за счёт доходов от приватизации. Это должно делаться разумно, в зависимости от рыночной конъюнктуры, но нельзя бесконечно оправдывать отказ от приватизации тех или иных объектов ссылками на то, что конъюнктура плохая. Хорошей конъюнктуры вообще никогда не бывает», — сказал Д.Медведев.
Читать полностью: http://top.rbc.ru/economics/29/04/2013/856149.shtml

Государственное плановое (организованное) управление промышленным производством и распределением произведённого продукта посредством комплекса директивно-адресных и бесструктурных (рыночных) методов ― основа здорового денежного хозяйства и общественного экономического благополучия. Рыночные (бесструктурные) методы — это методы воздействия на внутренний рынок страны средствами кредитной и налогово-дотационной политики государства. Такую экономику в СССР строил Сталин.

Вот выдержка из доклада Сталина «Итоги первой пятилетки» на объединённом Пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) 7 января 1933 г., (стр. 33):

«Нам говорят, что невозможно развернуть торговлю, если даже она является советской торговлей, без здорового денежного хозяйства и здоровой валюты, что надо, прежде всего, лечить денежное хозяйство и нашу советскую валюту, которая якобы не представляет никакой ценности. Так говорят нам экономисты капиталистических стран. Я думаю, что эти уважаемые экономисты понимают в политической экономии не больше, чем, скажем, архиепископ Кентерберийский в антирелигиозной пропаганде. Как можно утверждать, что наша советская валюта не представляет никакой ценности? Разве это не факт, что на эту валюту строили мы Магнитострой, Днепрострой, Кузнецкстрой, Сталинградский и Харьковский тракторные заводы, Горьковский и Московский автомобильные заводы, сотни тысяч колхозов и тысячи совхозов? Не думают ли эти господа, что все эти предприятия построены из соломы или из глины, а не из действительных материалов, имеющих определённую ценность? Чем обеспечивается устойчивость советской валюты, если иметь в виду, конечно, организованный рынок, имеющий решающее значение в товарообороте страны, а не рынок неорганизованный, имеющий лишь подчинённое значение? Конечно, не только золотым запасом. Устойчивость советской валюты обеспечивается, прежде всего, громадным количеством товарных масс в руках государства, пускаемых в товарооборот по устойчивым ценам. Кто из экономистов может отрицать, что такое обеспечение, имеющее место только в СССР, является более реальным обеспечением устойчивости валюты, чем любой золотой запас? Поймут ли когда-нибудь экономисты капиталистических стран, что они окончательно запутались с теорией золотого запаса, как единственного обеспечения устойчивости валюты?»

И. Сталин, «Вопросы Ленинизма»,
дополнение к 9 изданию, Партийное издательство, 1933 г, 62 стр.

Это напутствие Сталина напрямую относится и к нынешним т.н. «экономистам» России, считающим Россию капиталистической страной, а себя, соответственно, «экономистами капиталистических стран».

Осмысливший и нейтрализовавший схемы глобального ростовщического ограбления, Сталин впервые в обозримой истории человечества продемонстрировал возможность безинфляционного развития экономики, опираясь на закон сохранения денежных знаков исключительно в качестве технологической среды, а не предмета биржевых спекуляций и прочих махинаций, в том числе и глобального уровня. И если здесь кто-то с чем-то не согласен и хочет что-то возразить на тему о неэффективности государственного управления времён сталинизма, то пусть возражает У. Черчиллю: «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с ядерным оружием …». И если большинство граждан социалистического общества, при предоставленных ему Сталиным возможностях, само не захотело пойти в человечность ― не захотело жить по-человечески1, то чем виноват Сталин ― носитель справедливого замысла жизнеустройства? Прочтите с соображением его совсем небольшую по объёму работу «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г), многое тайное станет явным. И, как говорится, «неча на зеркало (на Сталина) пенять, коль у самих рожа кривая».

Обращаем внимание на понимание Сталиным глобальной политики в области строительства государственной экономики, как самовластно организованного рынка, и на её отличие от концептуально безвластной экономической политики иных государств, рынки которых имеют подчинённое значение (подчинены интересам мировой закулисы). В этом Сталин мировоззренчески смыкается с Пушкиным:

«Зато читал Адама Смита
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живёт, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет»

А. С. Пушкин, «Евгений Онегин», глава 1, часть 7

Пушкин (служил государственным чиновником и в вопросах экономики знал толк), как и Сталин, в государственной организации промышленного производства видит основу достойной жизни и не случайно говорит языком своего персонажа именно о «простом продукте», а не о простом товаре. Ведь термин «продукт» происходит от употребляемого в Европе слова produzieren ― производить чего-либо и подразумевает, в настоящем контексте, наличие экономически эффективной производственной базы государства. Продукт ― результат именно от производства. А товаром (т.е. чем-то, выставленным на свободную продажу) на рынке может быть не только продукт от собственного производства, но и чужой продукт (спекуляция называется), и природное сырьё (дары природы): уран, уголь, газ, нефть, лес, грибы, ягоды, золото, вода, воздух и т.д.

Кстати, само природное сырьё не подлежит финансовой оценке в принципе. Финансовой оценке подлежат лишь материальные затраты на добычу, транспортировку, обработку сырья; при этом финансовую оценку управленческого и непосредственно производительного труда людей возможно дать исключительно субъективно, по своей объективной нравственности.

В произведениях Пушкина случайных слов нет. Поэтому, чтобы государство богатело, не нужно ему никаких золотовалютных запасов, а нужно развивать технологии и просто производить общественно полезный «простой продукт» из имеющегося в достатке сырья. Торговля сырьём ― удел слабоумных (дегенератов).

«Было время, и цены снижали…», ― пел В. Высоцкий про послевоенный сталинский период в СССР, факт! ― Именно так и было в исключившей паразитизм государственности. При повышении качества управления, технологический прогресс должен с неизбежностью вести к систематическому, неуклонному снижению цен на производимую обществом продукцию (на «простой продукт»). При этом именно прейскурант цен на демографически обусловленные товары и услуги и является численной мерой ошибки управления хозяйственным комплексом государства: чем ниже цены на демографически обусловленные товары и услуги, ― тем выше считается качество управления государством, тем выше должна быть оценка деятельности главы государства, законодательной власти (Госдумы) и исполнительной власти (Правительства). По этим критериям и следует оценивать способности к общественно полезному управлению глав государств, законотворцов, министров экономики и финансов. Цены неуклонно снижаются ― оценка «отлично», цены растут ― «неуд»…

Скачать pdf — 117 Кб

  1. Коня (общество) можно подвести к воде (т.е. дать обществу благую информацию и предоставить возможность действовать согласно ей), но заставить его пить помимо его воли (т.е. заставить общество в административном ― приказном ― порядке осваивать благую информацию, изменять свою нравственность в направлении праведности и далее поступать соответствующим образом) ― невозможно. Какова нравственность делателей, таковы и дела… []