Магия СМИ в практике текущих событий

1. Многим известны эксперименты в Соединённых штатах Америки, когда в каком-нибудь городе показывали, в течение некоторого промежутка времени сцены насилия и ненависти с экранов телевизоров – и как следствие — через некоторое время учащались проявления агрессии местным населением, повышался уровень преступности. После подтверждения этого факта — данные сразу засекретили.

Приводим фрагмент по описываемой тематике из книги С. Кара-Мурзы — «Манипуляция сознанием».

§ 4. Телевидение и создание реальности.

В США проведено большое число иссле­до­ва­ний того, как телевидение влияет на человека. Ответ уже не вызывает сомнений: ТВ никакой не «гонец, при­но­ся­щий вести», как плакался Е. Киселев. ТВ активно формирует «вести» — создает фиктивную реальность. Как выразился известный в свое время американский продюсер политических программ телевидения Д. Хьюитт, «я не люблю излагать новость — я люблю делать ее»1. Бо­лее того, само при­сут­ствие глаза ТВ при событиях активно вли­яет на них — формирует «реальную реаль­ность».

Поговорим сначала о создании фиктивной реальности — того искаженного образа действительности, о котором говорил еще Платон. Поскольку человек действует в соответствии со своим восприятием реальности (то есть ее образом), то телевидение, способное этот образ создать, становится средством программирования поведения человека.

Очень большой мате­риал дал опыт телерепортажей о судебных процессах. В США создан канал ТВ, который пе­ре­дает только из зала суда. Он стал ис­клю­­­чительно попу­ля­рен. Не будем от­вле­кать внимание спорами о судах-сен­са­циях, разжигаю­щих грубые страсти (вроде суда над женой, которая в от­мест­ку отрезала обидевшему ее мужу дето­родный орган). Вспомним суд над зве­здой фут­бо­ла, кумиром США О. Симпсо­ном. Этот суд вско­лых­нул страну, а потом ее расколол по расовому признаку: большинство не­гров считали, что Симпсон не виновен в убийстве белой жены и ее дру­га, а белые считали, что вино­вен.

Вот выводы ученых о том, какую роль сыграло ТВ как ва­ж­нейший сего­дня инструмент информации и культурного воздействия на человека. Первый и поистине поразительный вывод: ТВ обладает свой­ст­вом устра­нять из собы­тий правду. Именно глаз телекамеры, передаю­щий собы­тие с максимальной правдоподобностью, превращает его в «псев­­дособытие», в спектакль. Кассеты с записью суда даже не могут счи­таться документом исто­рии — они искажают реальность. Объектив каме­ры действует таким обра­зом, что меняет акценты и «вес» событий и стира­ет границу между ис­ти­ной и вы­мы­с­лом. Этот эффект еще не вполне объяснен, но он подтвержден круп­ным и дорогим экспери­мен­том Би-Би-Си.

И вот общий вывод о различии двух зрелищных искусств: театра и ТВ. Дра­ма на сцене, незави­симо от числа трупов в финале, производит эмоцио­наль­ное очищение зри­теля — катарсис, который его освобождает от темных импульсов и жела­ний. Телесуды (и над Симпсоном, и другие) не только не про­из­водят катарсиса, но, напротив, оставляют «липкий осадок зло­бы, подозре­ний, ци­низма и рас­кола». Ана­лиз показал, что ТВ именно «конструирует ре­альность» — все участники суда над Симпсоном «работали на объектив». То впе­чатление, которое спектакль оказывал на страну, буме­ран­гом действо­вало и на суд. Даже судья, когда делал заявление, повора­чи­вался лицом к телекамере. Присутствие ТВ оказывает такое воздейст­вие, что экс-премьер и сенатор Ита­лии Андреотти согласился предстать перед судом, если процесс будет пере­да­ваться в прямом эфире. Он уже знал об эффекте камеры. Прецедент был в 1986 г. в Нанте (Франция), где обвиняемые, тайно получив оружие, захватили заложниками весь суд, но не стали скрываться, а поста­ви­ли условием пригла­сить на процесс ТВ. И автоматически превратились из пре­с­тупников в ге­роев захватывающего телесериала.

Видный юрист пишет, что объектив телекамеры, дающий крупным пла­ном лицо обвиняемого, прокурора, судьи, служит как бы протезом глаза теле­зри­теля, который приближает его на запретное расстояние и создает мерзкое ощущение мести. Эта способность ТВ не имеет никакого отноше­ния к демо­кра­тическому праву на информацию, это — право гля­деть в «за­мочную сква­жи­ну». По определению этого юриста, присутствие телекамеры в зале суда созда­ет особый жанр порнографии, и телесуд не может не быть неприличным спек­таклем. Зал суда с телекамерой — это осо­бый сценарий, действующий по сво­им законам и фабрикующий свою «правду».

Если телевидение не отражает, а создает реальность, значит, его никак нельзя сравнивать с безобидным зер­калом, на кото­рое неча пенять. ТВ де­фор­ми­рует нас са­мих. Пресса полна сооб­щений о пря­мом воздействии ТВ на ре­аль­ные со­бытия, на «создание» чело­ве­ческих траге­дий. Особенно в этом отли­чи­­­лись передачи нового жанра — за­душевных откро­вен­ных разговоров (talk show). Ради сенсации ведущие с ТВ лезут к людям в ду­шу, вытягивают пе­ред те­лекамерой скрытые грехи, семейные тайны, похо­ро­нен­ные в глубине памя­ти гадости — а после этого у жертв нас­ту­пает и рас­кая­ние и злоба, случаются даже убийства.

Целая серия (более 70) иcследований в США показала, что все большее число людей, особенно детей и подростков, оказываются неспособны различить спектакль и реальную жизнь. Это — эмо­ци­о­нально неустойчивые дети, продукт городского стресса и нездо­ро­вого досуга. В США 1,5 млн. школьников — «пограничные» дети, которые не могут сосредоточиться на объяснении учителя. Так вот эти дети отвечают на сигналы ТВ, как лунатики. ТВ прямо ведет их к насилию, к которому они вовсе не предрасположены ни ду­ше­вно, ни социально. Но и вполне нормальные дети и подростки не могут устоять против программирующего действия телевидения. Не будем говорить о статистике и крупных социально-пси­хологических исследованиях воздействия телевидения на пси­хику и поведение людей. Давайте глянем всего на несколько газетных сообщений. Примеры диких выходок даются в газетах ежедневно, и речь идет именно о массовом явлении.

Бар­се­лона. Трое подростков, посмотрев ТВ, воспроизвели вос­хитивший их трюк. Поздно вечером они натянули через улицу пластиковую ленту и наблюдали, как она перерезала горло мотоци­к­ли­сту. Он умер на месте.

Лондон. Два шестилетних мальчугана полностью разрушили дом своих соседей, чтобы повторить телепередачу и получить премию. В детской передаче показан построенный в телестудии дом, кото­рый тре­бу­ется разрушить самым оригинальным способом. Дети-по­бе­ди­тели получают ценные призы.

Осло. Группа 5-6-летних детей на лужайке недалеко от дома забила насмерть одну из подружек. Она в игре представляла ту черепашку-нинзя, которую в последней передаче все били.

Валенсия. 20-летний юноша, переодевшись черепашкой-нинзя, ворвался в соседний дом и зарезал супружескую пару и их дочь.

Нью-Йорк. Малолетние приятели, посмотрев вместе средний бо­евик, наказали такого же малолетнего сына хозяев квартиры за то, что он отказался стащить для них конфеты из шкафа. Они по­держали его за руки за окном 12-го этажа, требуя уступить. По­скольку он не отвечал (наверное, был уже в шоке), они разжали руки. Его маленький брат прыгал и плакал рядом, но помочь ничем не мог.

Таких сообщений поступает все больше и больше. И во всех случаях идет речь о совершенно нормальных детях из среднего класса. Они просто уже живут в «обществе спектакля» и не могут отличить жизни от того, что видят на телеэкране. Они — жертвы свободы сообщений2. При этом надо подчеркнуть, что самый сильный удар «телевизионное насилие» наносит по детям. В середине 70-х годов на американском телевидении сцены насилия показывались со средней интенсивностью 8 эпизодов в час. Но это именно в среднем, а самая высокая частота показа таких сцен обнаружена в детских мультфильмах. Кстати, о «демократичности» рынка телевидения: опросы Института Гэллапа в середине 70-х годов показали, что 2/3 американцев выступали против «телевизионного насилия», но они были бессильны преодолеть интересы фирм, производящих телевизоры и рекламодателей.

Разумеется, не только дети поддаются прямому воздействию телевидения на поведение. В одном исследовании начала 80-х годов в США 63% осужденных заявили, что совершили преступление, подражая телевизионным героям, а 22% переняли из передачи телевидения «технику преступления». Однако дети и подростки оказались наименее защищенными против воздействия телевидения группами. Социальному «заражению» под действием телеэкрана дети начинают подвергаться уже с дошкольного возраста. Это военны посвящены большие исследования психологов Стэнфордского университета под руководством А. Бандуры, которые положили начало целой научной области.

А. Бандура сначала изучал «заражение» при наблюдении сцен насилия и в обыденной жизни — в присутствии ребенка кто-то (взрослый или другой ребенок) ведет себя крайне агрессивно — бьет кукол, калечит искусственных животных и т. д. Как пишет другой известный психолог, профессор Корнелльского университета У. Бронфенбреннер, после наблюдения таких сцен «без всякого к тому побуждения абсолютно нормальные, хорошо адаптированные дошкольники начинают вести себя агрессивно. Причем они не только проделывают все, что увидели, но и дополняют «комплекс активности» собственной фантазией»3.

Затем А. Бандура заменил реальные сцены насилия сценами, увиденными по телевидению (в специально сделанных «лабораторных» фильмах, а также в художественных или документальных фильмах). Было проведено огромное количество экспериментов с людьми разного возраста (детьми, подростками, студентами и взрослыми) и сделан надежный вывод: сцены насилия на телеэкране вызывают сильные агрессивные импульсы. При этом вид страданий жертвы насилия лишь усиливает интенсивность агрессивной реакции телезрителя. Иными словами, эти эксперименты опровергли отмеченную выше «гипотезу катарсиса», согласно которой виртуальные сцены насилия вытесняют агрессивные импульсы. По поводу выводов А. Бандуры фирмы, производящие телевизоры, сделали коллективное заявление с попыткой поставить эти выводы под сомнение. Но этим только подлили масла в огонь и стимулировали много новых исследовательских проектов, которые эти выводы подтвердили (так, больше исследования были проведены в 80-е годы в Англии).

У. Бронфенбреннер заключает свою главу, подчеркивая связь воздействия телевидения с индивидуализмом как фактором, повышающим психологическую беззащитность подростков: «Образующийся моральный и эмоциональный вакуум вынужденно заполняется телеэкраном с его ежедневной проповедью меркантильности и насилия… Стоит отметить, что из всех шести стран, где проводились исследования, лишь одна превосходит Соединенные Штаты по степени склонности детей к антисоциальному поведению, причем эта страна ближе всех стоит к нам с точки зрения традиций англосаксонского индивидуализма. Речь идет об Англии, родине ансамблей «Битлз» и «Ролинг Стоунз», нашем основном конкуренте в области бульварных сенсаций, юношеской преступности и насилия».

Откуда у ТВ такая сила в манипуляции сознанием? Первое важное свойство телевидения — его «убаюкивающий эффект», обеспечивающий пассивность восприятия. Сочетание текста, образов, музыки и домашней обстановки расслабляет мозг, чему способствует и умелое построение программ. Видный американский специалист пишет: «Телевидение не раздражает вас, не вынуждает реагировать, а просто освобождает от необходимости проявлять хоть какую-нибудь умственную активность. Ваш мозг работает в ни к чему не обязывающем направлении».

Насколько человек становится зависим от такого зрелища, говорит большая серия скандалов в США, связанных с разоблачением махинаций в популярных телевизионных шоу-викторинах. Тогда Институт Гэллапа провел опрос телезрителей и выяснилось, что 92% зрителей знало об этих махинациях, но при этом 40% «хотели смотреть телевикторины, даже зная, что они фальсифицированы».

Человек может контролировать, «фильтровать» сообщения, которые он получает по одному каналу, например, через слово и через зрительные образы. Когда эти каналы соединяются, эффективность внедрения в сознание резко возрастает — «фильтры» рвутся. Так получилось с комиксами: любой, самый примитивный текст легко залатывался, если сопровождался столь же примитивными рисунками. Комиксы стали первым мощным жанром, формирующим сознание «масс». ТВ умножило мощность этого принципа. Текст, читаемый диктором, воспринимается как очевидная истина, если дается на фоне видеоряда — образов, снятых «на месте событий». Критическое осмысление резко затрудняется, даже если видеоряд не имеет никакой связи с текстом. Неважно! Эффект вашего присутствия «в тексте» достигается4.

Обратите внимание — чуть не в половине сообщений информационных программ это какие-то обрезки видеозаписей из архива. Иногда при монтаже даже не убирают дату съемки видеокадра, и бывает, что актуальный репортаж «из горячей точки» сопровождается видеозаписью многолетней давности. Вот, в 1996 г. между США и Китаем возникла напряженность в связи с Тайванем. Антикитайские комментарии ведущих западного телевидения и кадры с мощными американскими авианосцами (защита тайваньской демократии) стали сопровождаться кадрами, сильно бьющими по чувствам — зрелищем смерти. Ведущий предупреждает: сейчас мы покажем сцену, которая может быть слишком тяжелой для ваших нервов. Массы телезрителей приникают к экрану. Да, сцена тяжелая — расстрел торговцев наркотиками в КНР. Они стоят на коленях, им стреляют в затылок. В левом углу внизу видна дата — 1992 г. Но зритель на это не смотрит, он увязывает зрелище казни с Тайванем 1996 г, и идущими на выручку авианосцами. А иногда, то ли для проверки нашей тупости, то ли из озорства, но на экране показывают вообще посторонний сюжет — какие-то автомобили, верблюды, городские толпы.

Множественность каналов информации в телевидении придает ему такую гибкость, что одно и то же слово может восприниматься по-разному, так что одному и тому же тексту можно придавать разное содержание (это, кстати, позволяет обходить нормы законов о телевидении, объектом которых является прежде всего текст). Американский профессор О’Хара в книге «Средства информации для миллионов» пишет об умелом дикторе: «Его сообщение может выглядеть объективным в том смысле, что оно не содержит одобрения или неодобрения, но его вокальные дополнение, интонация и многозначительные паузы, а также выражение лица часто имеют тот же эффект, что и редакторское мнение».

Технические возможности телевидения позволяют лепить образ объекта, даже передаваемый в прямом эфире. Французский телекритик пишет: «С телевизионным изображением можно сделать все, как и со словом. Поставьте интервьюируемого так, чтобы камера смотрела на него снизу, и любой человек сразу примет спесивый, чванный вид. Смонтируйте кадры по своему усмотрению, вырежьте немного здесь, добавьте кое-что там, дайте соответствующий комментарий… и сможете доказать миллионам людей что угодно». Нередки и прямые фальсификации5.

Мы говорили об устранение рампы и беззащитности человека в «обществе спектакля». «Устранение рампы» есть нару­ше­ние важнейшего культурного табу, запрещающее впускать в мир «потустороннее». Рампа (или рама картины) — это та меловая чер­та, которая отделяет нашу земную жизнь от созданного фантазией художника ее образа, ее призрака. Эта черта не разрешает ему спускаться к нам, а нам — подниматься в этот призрачный мир. Всякое такое смешивание миров, выходы в мир персонажей картин и портретов, наше вхождение туда всегда представлялось в кошмаре художника встречей с сатанинским началом. Но «Портрет» Гоголя или театр Любимова были лишь прелюдией. Беззащитным оказался человек перед экраном телевизора. Уже сегодня, на памяти по­след­них лет с его помощью множество людей и целых народов за­ставили совершить чудовищные по своим последствиям действия.

«Странные» войны 90-х годов приводят к еще более тяжелому выводу: многие кровавые спектакли изначально ставятся как телевизионные. Ни «Буря в пустыне», ни убийство африканеров в ЮАР, ни полет ракеты «Томагавк» к сербскому мосту через Дунай были бы не нужны, если бы они не могли быть показаны по телевидению. Все эти акции были тщательно под­готовленными сценами, смысл которых — именно их телетрансляция в каждый дом, в каждую семью. В этом смысле замечательна акция по бомбардировке американской авиацией Триполи в 1986 г. («превентивная акция против возможного нападения ливийских террористов»)6. Падение ракет на город было приурочено точно к началу вечерних информационных выпусков телевидения США. Таким образом, телевидение могло сразу сообщить об акции и тут же соединиться со своими репортерами в Триполи, чтобы зрители могли в прямом эфире наблюдать взрывы американских бомб и ракет в «логове врага». Это была первая в истории бомбежка, организованная в назначенный момент как телевизионный репортаж — в большой степени ради этого репортажа.

Нам неизвестен весь уровень и качество проведения исследований и научных разработок, который используется так называемыми «держателями» глобального управления для искусственного создания реальности. Это касается в полной мере и техники используемой для воздействия на нашу с вами психику, так и технологии манипулирования. Но всё-таки многие сведения просачиваются, вследствие, физической невозможности их утаивания, из-за современных свойств циркуляции информации в обществе. Нужно только уметь отделять зёрна от плевел и это важное качество для осознания действительности. Всем известен символ мира древнегреческого бога Гермеса:«Кадуцей».
Так вот это хороший наглядный символ иллюстрирующий модель всех взаимоотношений в мироздании. Змейки всегда находятся на одном уровне. Если продолжать образное представление, то в упрощённом варианте одна змейка это наши с вами образы, а другая их материальное выражение. Другое дело, что не все образы могут быть воплощены. Для этого может быть много причин, главная состоит в том, что реализации тех или иных образов попросту не позволит Бог, о чём бы люди там не мечтали. На это указывает третий символ этой картинки это жезл, по которому мы оцениваем уровень этих змеек.

Наши с вами образы, соединяясь воедино, формируют надличностную программу развития, то есть от наших с вами представлений и образов в совокупности и в определённой мере — зависит наше будущее. Программу можно написать, вносить в неё изменения или вообще уничтожить. Во многом это определяется тем жезлом, вокруг которого вьются змейки «Кадуцея». Стоит также отметить, что от этого символа существуют и производные модели. Например, когда одна змейка отстаёт от другой. Но эта производная модель «Кадуцея» — ущербна и вопрос её существования лишь вопрос времени.

2. Читатель, обратил ли ты внимание, на характер и меру освещения событий связанных с противостоянием так называемых «радикалов» и кавказцев в Москве? И все эти события со смертями футбольных болельщиков, столкновения на этнической почве? Национальный вопрос с позиции «разделяй и властвуй» освещаются по телевидению и вообще на Руси продолжительное время. Разжигание национальных конфликтов – было одним из основных завершающих этапов развала СССР. Наши враги того же хотят и для нынешней России. Спусковых крючков для организации стычек на межнациональной почве в Москве было несколько, основные: убийство 23-летнего ассистента режиссёра телеканала «Россия 2» и футбольного болельщика, произошедшее в ночь на 10 июля 2010 года в Москве, и убийство футбольного фаната 28-летнего Егора Свиридова в ночь с 5-6 декабря. Всё начиналось медленно, но верно.

Сначала появлялись фильмы, сериалы, которые сеяли ненависть и вражду между народами цивилизации Руси, вплоть до издёвок и насмешек над таджиками в «нашей раше».

И это не случайные, а «просчитанные» действия, в независимости от того, кто задаёт этот «тренд» — сами режиссёры или кто-то их на это направляет.

Предотвратить дальнейшие межнациональные конфликты (а для начала хотя бы сократить их количество), которые возникают в наше время (не только в Москве) можно, при проведении в жизнь политики «Соединяй и здравствуй», вместо нынешнего «Разделяй и властвуй». И в этом деле пока что главные игроки на арене – СМИ не помощники.

Вот несколько пунктов, которые мы считаем полезными при реализации национальной политики:

  1. Все приезжие особенно из стран СНГ, чтобы найти работу в России должны свободно изъясняться и знать русский язык.
  2. Параллельно с обучением русскому языку, обучать и истории России, культуре русского народа или вести такие целенаправленные передачи по телевидению. Правдиво освещать историю взаимоотношения русского народа и других народов образующих в целом цивилизацию Руси.
  3. Регламентировать количество и вести учёт и контроль мигрантов. Предпочтение для въезда в Россию должно отдаваться работникам научно-технической и производственной сферы. Запретить въезд маргинальным представителям.
  4. Открывать филиалы Российских учебных заведения в особенности в тех странах, которые составляли СССР.
  5. Жёстко запретить в любом виде пропаганду идей превосходства, какого-либо народа над другими народами. Это касается всех народов без исключения.

Это не всё. В общем, нужно поводить такую политику, когда приезжий, сохраняя память о своём народе, становился русским по духу. Ну и соответственно русский народ должен подавать соответствующий пример, как отец подаёт пример сыну или старший брат младшему, для того, чтобы другие народы полюбили и уважали русский народ. У каждого народа есть своя специфика и её нужно учитывать. Например, в большинстве народов Кавказа нужно работать и взаимодействовать не только с отдельной личностью, а с семьей этого представителя.

Вот часть стратегии осуществления вражды между народами по принципу разделяй и властвуй, для реализации своих интересов (выделено жирным при цитировании):

В любом коллективе берите власть в свои руки и управляйте им в наших интересах. Административную и творческую часть производственного процесса должны выполнить мы. Пусть гои обеспечивают черновую, материально-техническую базу нашего творчества. Пусть они следят за чистотой рабочих помещений и охраняют плоды наших трудов. Пусть они будут не выше вахтера и уборщицы.
К творчеству в виде исключения можно допустить гоев нерусского происхождения. Не допускайте к этому русских! Это всегда будет нам укором. И не бойтесь прослыть националистами: иллюзию интернационализма нам обеспечит наличие лиц смешанной национальности с примесью еврейской крови или, на худой конец, представителей нацменьшинств. Если у вас есть вакансия — берите только еврея.
Если не можете сделать этого, ликвидируйте должность. Если не можете сделать ни того ни другого — берите азиата. Если нет такого, берите поляка, украинца или, на худой конец, белоруса — у этих свои счёты с русскими. После небольшой обработки они станут вашими союзниками. Все они антисемиты только у себя на родине. В России им выгодней быть интернационалистами. Таким путем они обеспечат себе необходимую сферу существования. Используйте этот путь.

КАТЕХИЗИС ЕВРЕЯ В СССР. Издано в Тель-Авиве в 1958г.

По телевизору при освещении последних событий связанных с так называемым конфликтом молодых радикалов и выходцев из Кавказа видно, как среди бушующей толпы спокойно ходят операторы с камерами и снимают видео с абсолютно ясными сценами насилия, драками и избиения. При этом у некоторых зрителей возникает чувство ненависти и неприязни к той или иной группе противоборствующих, он активно негодует и начинает защищать и оправдывать ту или иную сторону. А у некоторых зрителей появляется чувство страха за себя и своих близких, боязнь появиться на улице, иногда, эти чувства идут вместе.

Конечно не у всех осуществляется подобная ответная реакция на происходящие события, например, кому-то совсем вся эта «лабуда» безразлична. Происходит пресловутое нагнетание обстановки, но помимо этого идёт и другой очень важный процесс – это создание или «запитывание» той надличностной информационной программы, которая является провокатором и генератором ненависти и вражды между людьми, как в будущем так и в настоящем. Мощность и интенсивность воздействия этой программы зависит не только от самой мощности программы, но и качеств проводника, как в электротехнике. Те люди, которые приводят эту программу в действие очень хорошо освоили принципы её функционирования и работы. Но они могут поплатиться, так как существует уровень (который показывает тот самый жезл в «Кадуцее») её реализации и вообще возможность её существования и функционирования, установленный Богом. И если одним концом жезла они хотят ударить по России, как волшебной палочкой для осуществления своих желаний, то другим концом этого жезла могут получить, как дубиной, так что мало не покажется.

И напоследок небольшая учебная задачка. Недавно в своём блоге Президент Российской федерации Д.А. Медведев привёл комментарий, снабдив его в конце подмигивающей и улыбающейся рожицей.

vol1oleg Смотришь в твиттер – мрак и ужас. Едешь в метро, идешь по улицам – все тихо.
@MedvedevRussia, вот такой у нас твиттер 😉

Что хотел сказать вольно или невольно Д.А. Медведев этим своим комментарием и в чём его внутренний смысл? Вариантов решения и ответов может быть много, всё зависит от уровня тех, кто решает задачу.

  1. Вот другое подобное изречение: «Речь идет не о том, чтобы «вещать истину», а о том, чтобы «творить истину». []
  2. Пожалуй, самое страшное это то, что когда недавно в Лондоне судили очередную группу таких ма­ло­летних убийц-жертв, толпа взрослых респектабельных либералов пыталась напасть на тюремный фургон и линчевать детей. Второй раз сделать их своими жертвами. Мы пока не линчуем малолетних детей России, мы их пока что всего лишь не защищаем. []
  3. У. Бронфенбреннер излагает эти данные в главе «Влияние телевидения» своей книги «Два мира детства. Дети в США и СССР», изданной в Нью-Йорке в 1970 и в Москве в 1976 г. Книга написана по материалам программы «Сравнительные исследования в области воспитания детей», проведенной в течение 5 лет в 6 странах на средства Национального научного фонда США. Одна из тем книги — объяснение причин высокой агрессивности детей в США и поразившего психолога отсутствия агрессивности у советских детей. Русским людям было бы крайне полезно прочитать эту книгу именно сегодня. []
  4. Известны случаи, когда цель передачи достигалась при полном противоречии текста видеоряду. Так, в 1970 г. сеть Си-Би-Эс (США) показала фильм об успехах КНДР, снятый австралийским репортером-коммунистом У. Бэрчеттом. Но вместо авторского комментария был дан закадровый текст диктора телекомпании — и фильм воспринимался как радикально антикоммунистический. []
  5. Газета «Фигаро» пишет: «Би Би Си передавала прямой репортаж об одной забастовке. Кажется, что может выглядеть более безупречно правдиво? Так вот, все забастовщики были заменены актерами-профессионалами». []
  6. Само название этой акции — образец новояза. Мимо нас тогда прошла интересная дискуссия экспертов по международному праву: выходило, что бомбардировка столицы Ливии могла рассматриваться или как агрессия (к этому склонялся Совет Безопасности ООН), или как международный терроризм — третьего не дано. []