Вкратце про закулисный “велосипед”

Старт процессу разрушения народного хозяйства даёт банковское ростовщичество. Ссудный процент выше нуля, законодательно отнесённый на себестоимость продукции, удорожает её во всех звеньях цепочки технологической преемственности производства продукции конечного потребления и, тем самым, запускает маховик инфляции.

В свою очередь инфляция, раскрученная методом увеличения цен на товары, относящиеся к базе прейскуранта1 (например: газ, уголь, уран, электроэнергия, нефть и нефтепродукты, железнодорожные грузовые перевозки) позволяет банковско-ростовщическому сектору, ссылаясь на неё теперь уже как на якобы первопричину, сохранять (точнее ― стараться увеличивать) убийственный для перерабатывающей промышленности ссудный процент выше нуля.

Зачем, спрашивается, мировая закулиса пользуется именно двумя ― в их совокупности ― методами раскрутки инфляции? ― Дело вот в чём. Образно выражаясь, долго непрерывно ехать, нажимая лишь на одну педаль банковского ростовщичества (как на велосипеде), невозможно. На этапе вынужденного снижения учётных ставок (педаль ― внизу) идёт устойчивое снижение инфляции (снижение цен), и процесс разрушения перерабатывающей промышленности приостанавливается (точнее ― замедляется). Это ставит вопрос о дальнейшем снижении ссудного процента вплоть до нуля.

Именно в этот момент мировая закулиса, используя свою пятую колонну (в том числе ― «эффективных менеджеров» естественных монополий внешнерыночной «заточки»), прибегает к неизменной палочке-выручалочке, роль которой выполняют тарифы естественных монополий (база прейскуранта).

Не допусти у нас в стране рост этих тарифов (базы прейскуранта), инфляция ушла бы в зону долей процента, выбив почву из-под ног ростовщичества. И у банковско-ростовщического сектора ушёл бы этот последний ― «притянутый за уши» ― аргумент по сохранению ссудного процента выше нуля, ― не на что было бы ссылаться. Рост же тарифов естественных монополий, с неизбежностью раскручивая инфляцию, является подпоркой ссудного ― ростовщического ― процента. Так что полный ― совокупный ― цикл «диалектики» разрушения перерабатывающего сектора экономики и народного хозяйства в целом, можно предельно обобщённо обозначить алгоритмом: ростовщичество ― инфляция ― тарифы ― инфляция ― ростовщичество. ― Как будто велосипедные педали крутят.

Выйти из этого замкнутого цикла невозможно, пока не будет принят законодательный запрет либо на ростовщичество, либо на увеличение тарифов (либо на то и другое). Такой закон ― прерогатива законодательной власти государства (в текущий момент ― Госдумы). Для этого Госдума (или какая иная законодательная структура будет вместо неё) должна быть различающая ― русская.

Русская ― слово из санскрита, означающее Светлая, в смысле Святая, т.е. просвещённая Богом, ― обладающая Различением (способная различать объективное добро и пресекать объективное зло в процессе законотворческой деятельности).

Отсюда словом русский (просвещённый) обозначается состояние души, но никак не внешний облик (как принято иногда в силу исторически сложившихся заблуждений). Русским (просвещённым ― различающим объективное добро и пресекающим объективное зло) может быть (а может и не быть) человек любой телесной наружности.

P.S. Если, например, повысить цену на газ, ― повысится ссудный банковский процент (центробанковские ростовщики в законе непременно «обоснуют» повышение ссудного процента). И, в итоге, цены на все товары и услуги повысятся ещё больше! Нам это надо? Отсюда классический сталинский вопрос тому, кто предлагает поднять цены на базу прейскуранта: «Ви ― дурак или Ви ― враг народа?».

  1. К базе прейскуранта относятся такие товары и услуги, повышение цен на которые автоматически вызывает рост цен на все ― без исключения ― товары и услуги (во всех звеньях цепочки технологической преемственности производства продукции конечного потребления). Ссудный банковский процент также является категорией базы прейскуранта: чем выше ссудный процент (т.н. ставка рефинансирования, учётная ставка), ― тем выше цены на товары и услуги. []