От заблуждений надо избавляться

Я считаю, что в обществе есть довольно вредные стереотипы, мешающие нормальной жизни (в её развитии — особенно, ибо развитие без понимания текущей ситуации всегда слабее, чем при адекватном понимании). О стереотипе отношения к плану в экономике, о психологической подоплёке этого стереотипа я и порассуждаю.

В пропаганде, находящей отклик у слушателей, говорится что план делает жизнь серой и унылой, что планирование заранее определяет границы возможного. Создают впечатление, что при планировании неизбежна нехватка дефицитных ресурсов, так как учёт дефицита в плане отражается строгим контролем за распределением недостающего ресурса. То есть пропаганда внушает, что план искусственно ограничивает границы возможного и что план приводит к нехватке необходимого людям — или к нехватке качества, или к нехватке количества, или к бедности спектра номенклатуры.

Сначала о том, что планирование обедняет жизнь. Если взять все возможные варианты развития событий, причём рассматривать не абстрактные, а конкретные жизненные ситуации, то мы увидим, что в жизни ресурсы, силы и возможности всегда ограничены. Не ниже какой-то числовой меры, не выше её… В каждой ситуации — свои показатели. Но каждой конкретной ситуации соответствует один наилучший вариант будущего, при условии что мы выставили к нему требование, по какому признаку признаём возможный вариант хуже или лучше. Этот вариант зависит от всей совокупности ресурсов — как материальных, так и достижений культуры. Больше, чем в наилучшем варианте, получить нельзя. То есть план на самом деле позволяет сравнить возможные варианты управления событиями и достигнуть выбранного наилучшего варианта.

И наилучший вариант может нас не устраивать только если мы не сравнили его с другими или неверно оценили имеющиеся у нас ресурсы и наши возможности (культуру планирования, культуру прогнозирования, культуру управления, культуру производства).

А что касается нехватки ресурсов при планировании — то это выражение низкой культуры обращения с планом. План учитывает как потребности, так и возможности, и ставит чёткое требование к потребностям — они должны соответствовать возможностям или быть меньше их. И претензии к планированию, выявляющему данный факт, нелепы — столь же нелепы, как претензии по этому поводу к реальности.

Думаю, придёт время, когда культура планирования глубоко прорастёт в жизни людей, и им не будут понятны наши затруднения. А ведь затруднения — базовые. Я хочу привести слова ВП СССР о соотношении плана и жизни. Из них ясно видно, сколь низка культура планирования у большинства моих современников, раз такие вещи звучат не само собой разумеющимися банальностями, а прорывом миропонимания…

Между планом и производ­ством соотношение такое же, как между шпалерой и виноградным кустом: шпалера сама не плодоносит, плодоносит куст, но он растет по шпалере; если куст без шпалеры, то урожай винограда низкий, поскольку кронообразование идёт как попало, а не так, чтобы всем листьям и кистям хватало солнца и воздуха.

Цитата из аналитической записки «О контрольных параметрах макроэкономической системы и организации её самоуправления в общественно приемлемом режиме».

Теперь можно остановиться на последствиях пренебрежения планированием для жизни людей.

При планировании все недостижимые ветки рабочего алгоритма отбрасываются. Соответственно, никто не работает над несбыточными проектами, и срыв проекта показывает, что его руководители лгали до начала проекта либо не компетентны. И в том и в другом случае проблема решается отстранением их от управления. При отсутствии единого плана для мировой экономики планирование в рамках государственной экономики вполне может вести к срыву управления по плану. Мировая экономика объемлет экономики государств. Также при отсутствии плана для государства планирование деятельности фирмы может привести к срыву управления — экономика государства объемлет экономическую деятельность фирмы… А значит, ложь руководителей или их низкую квалификацию можно замаскировать ссылками на неблагоприятную ситуацию, объемлющую деятельность фирмы или государства, которая изменилась непредсказуемым образом.

Нет плана — нет и отчёта перед людьми о его выполнении. Появляется возможность для безответственности, которой пользуются, ссылаясь на якобы объективную невозможность обеспечить благосостояние всем. Но ведь мир един и целостен, благосостояние пока что понимается людьми сугубо в материальном смысле, а для материи действует закон сохранения — из ниоткуда ничего не появляется. Значит, продукцию, произведённую всеми, мы делим на всех. Но при этом нам говорят, что мы должны кого-то обделять.

Проще говоря, для заинтересованных лиц появляется возможность опустить почти всех людей в бедность, прикормить небольшую часть и доверить им видимую власть, а самим монопольно управлять системой распределения богатств и через это — владеть и нищими, работающими за возможность жить, и прикормленными — под угрозой опускания их в нищету и иллюзией избавления от бедности.

Но в таком случае в мире почти все люди должны влачить беспросветно нищенское существование? Да, это так, и почти все люди всю жизнь действительно живут в беспросветной нищете. Современная экономика удерживает их (да чего там … нас) в состоянии, в котором возможен диктат, а в случае отказа подчиниться — принуждение чисто экономическими средствами. Совершенно наглым образом игнорируются демографически обусловленные потребности населения всех стран (исключение составляют лишь страны реального социализма, опыт которого уже есть в культуре человечества), прежде всего за счёт отсутствия различения демографически обусловленных и деградационно-паразитарных потребностей. Беспросветность этой нищеты — в невозможности выбраться из неё для большинства членов общества (выбраться не какому-то конкретному человеку, а ликвидировать бедность как явление экономической жизни), ясно видная каждому в отдельности.

Такие вопросы можно решить только сообща.

Опишу формы массовой бедности в двух странах — США и Россия.

В США крупные покупки, начиная от автомобиля, приобретают в кредит. Более-менее крупные покупки, типа мебели и автомобиля, берутся в кредит для наработки хорошей кредитной истории — в дальнейшем банк даёт таким клиентам кредит под всё более низкую процентную ставку. Но крупные и значимые в жизни людей покупки — платное образование, жильё — берутся в долгосрочный кредит. У кредита есть три параметра — процентная ставка, срок, на который он выдаётся, сумма выплат. Если ставка 7% годовых, то за два года — эти 7% снимут два раза, за три — три раза, и так далее… Кредит выплачивают частями, то есть совсем небольшая его доля даётся под 7%, небольшая под 14% (с выплатой по 7% в год), небольшая под 21%, небольшая под 28% и так далее. В итоге получается, что за наиболее значимые покупки, под долгосрочные кредиты, американцы переплачивают в два и более раз. Краткосрочные кредиты обходятся чуть дешевле, из-за меньшего количества своих дензнаков, которое отдаётся чужому дяде. Но тем не менее, состригать с основной массы населения больше половины их доходов — значит иметь возможность занять их любым нужным тебе делом, оплачивая их работу по принятым в обществе тарифам.

А может ли простой народ Америки избегнуть долгового ярма? Если конкретный человек пойдёт против системы, то в таком случае сильно ухудшатся условия его жизни, за счёт того что хорошего дома он не получит, уменьшится уровень его доходов — без образования он будет зарабатывать не очень большие деньги. Из-за более низкого дохода денег человек не скопит. Структура балансовых цен формируется там таким образом, что ключевые для жизни продукты доступны либо богатым людям, либо в кредит. Это позволяет надёжно контролировать деятельность людей.

Массовая бедность в России выглядит проще. Сырьё — собственность не только народа, но и будущих поколений русских, кстати, вывозят по заниженным ценам. На полученные деньги вовсе не закупают товары народного потребления, реализуя их населению. Полученные деньги в виде повышенного уровня доходов достаются просто узкой группе лиц, а она реализует эти повышенные доходы через скупку и потребление роскоши. Роскошь — это аккумулятор стоимости, и таким образом деньги связываются безопасным для хозяев системы образом, избавляя от необходимости расплачиваться за сырьё не по бросовым ценам — бумажками — а товарами народного потребления и технологиями.
Структура балансовых цен в России такова, что население не может оплачивать даже товары народного потребления, если не будет постоянно занято добыванием денег — и никакого свободного времени а также свободы труда людям иметь не позволяют. Проще всего это видно на людях или семьях, по каким-то обстоятельствам не поддерживающих обычное соотношение трудящихся на семью. Например, моя мама воспитывала меня одна — и я знаю, что такое бедность, на своём опыте. Очень трудный вопрос — что сварить на завтрак, так как овсянка невкусная, макароны не люблю, яйцом всмятку не наесться а картофельное пюре надоело. 🙂

Как же отражается бедность почти всех людей на жизни общества? Процитирую Булгакова.

обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их… (c) — М. А. Булгаков, «Мастер и Маргарита»

Это правда. Бедность очень сильно озлобляет людей, и сильно влияет на принятые в обществе отношения между людьми. Люди чувствуют свою несвободу. А несвободный человек опасен.

Но разве Милосердный создал этот мир несовершенным? Конечно же нет. Именно планирование, которое ставит задачу соответствия потребностей и возможностей, даёт нам на этот вопрос однозначный ответ — возможна жизнь без бедности, в полной обеспеченности потребностей по демографически обусловленному спектру. Так устроен этот мир, и именно планирование намекает нам на этот факт. Поэтому основа для выхода человечества из массовой бедности — в понимании роли плана в экономической деятельности. Если понимание будет достигнуто почти всеми людьми, то лет за 50 общество как бы само собой изживёт бедность. Бедность растлевает и озлобляет, так что изжить бедность — скорее положительное, чем отрицательное явление, лежащее в русле Промысла.

Да послужат эти суждения, хоть и не свободные от моих заблуждений, на пользу людям. 🙂