Куда текут реки современных образовательных процессов?

Наше общество опять столкнулось с необходимостью резкого изменения социально-экономических устоев своей жизни. Это понимание есть у многих наших людей, хотя не всеми вполне осознанное. Но чувство неустойчивости, напряженности и необходимости коренного изменения существующего положения нарастает. Есть это понимание и у высшего руководства страны. (Это мы видим, например, в выступлениях : Выступление В. В. Путина на расширенном заседании Государственного совета «О стратегии развития России до 2020 года» от 8 февраля 2008 г.; Д. А. Медведев. Выступление на XII Петербургском международном экономическом форуме от 7 июня 2008 года в Санкт-Петербурге; и в изменениях в тональности выступлений последних месяцев официальных СМИ, и в оценках наших аналитиков последних важных политических событий, особенно, связанных с конфликтом с Грузией.)

Как с этими проблемами связана наша образовательная система? Сегодня по всей стране идут «августовские педсоветы». Зайдем, например, на известный форум по проблемам образования (http://pedsovet.org/forum/), где в настоящее время активно проходит крупное ежегодное мероприятие — «Августовский Всероссийский Интернет-педсовет». Там разговор идет о дне насущном, о финансировании школ, о зарплатах, основная масса выступающих считает свои копейки и удивляется, как это там наверху кто-то чего-то не видит и недопонимает. Некоторые предполагают: наверное, там, наверху, — «троечники» засели! Вот в чем проблема! Как бы их оттуда убрать и поставить «отличников»!

Но давайте посмотрим на проблему шире. Сегодня идут мощные динамические процессы в социально-экономической жизни общества. Проблемы управления ими выходят на ведущее место. Поэтому на самом верху теперь принято писать Концепции, Стратегические планы, масштабные прогнозы. Опубликована Концепция социально-экономического развития России до 2020 г. и выставлена для обсуждения в Интернет. Давайте заглянем в нее и посмотрим, что там пишут о перспективах развития образования. Каков прогноз и куда нас хотят вывести?

Но вначале замечу, что о ключевом значении образования в общественных процессах и явлениях государств писал еще Бисмарк: «Войну выигрывает школьный учитель». У нас же в период самой большой востребованности общества в современном образовании идет массовое сокращение численности учителей. Только Кемеровская область докладывает («Российская газета», Федеральный выпуск №4685 от 18 июня 2008 г., статья «Учителя исключили» на 14-й полосе) о планах сокращения 20 000 штатных единиц в школьном образовании до 2010 г. Более четверти из них уже сокращаются в текущем году. Если вспомнить, что в аналогичном положении находятся и другие субъекты федерации и их количество, то получается: 20 000*80=1,6 млн. Пусть это округленно, пусть не точно, пусть не везде такие ретивые чиновники, как в Кемерово, но выходит, что сокращению в России подлежит, по видимому, более миллиона — до 1,5 млн. учителей и работников образовательной сферы. Это — страшная цифра. Сегодняшних данных у меня нет, но в 2006 г. министр А. А. Фурсенко докладывал (http://www.gazeta.ru/education/2006/08/25_a_747253.shtml), что у нас всего 1,6 млн. учителей. Наверное, сегодня их не стало больше, тем более, что А. Фурсенко неоднократно высказывался (вслед за экспертами Всемирного банка) о том, что у нас слишком много учителей. Вот в чем министр образования и науки видит в России основные причины торможения прогресса и развития!

Т.е. вот он основной прогнозируемый результат провозглашенного в Концепции подушевого принципа финансирования образовательных учреждений — главные реформы образовательной системы в стране сводятся к ее физическому уничтожению. Если по Бисмарку, то это все и есть верный способ подготовки поражения государства в будущей войне. Так кто у нас заинтересован в этом поражении? Господа из Министерства образования? Или кто-то повыше? Но еще страшнее, что общественность страны этого практически не замечает — нет бурных обсуждений, демонстраций протеста, выступлений аналитиков, парламенариев и т.д.

Образовательной системе посвящен в Концепции подраздел 3.3 «Развитие образования» в разделе 3 «Развитие человеческого потенциала». В основу модернизации системы образования предложено положить принципы национального проекта «Образование». Это что-то новое, когда в основу Концепции берется какой-то конкретный проект, тем более, который так и не дал до сих пор никаких положительных результатов. Да и не может дать. Возьмите, например один из его принципов: «деньги в обмен на обязательства»… Да, о бизнесе так говорить можно. Но можно ли сводить образовательные задачи к бизнесу?

К сожалению, высшее образование в подразделе 3.3 упомянуто всего 8 раз и однозначно согласиться с идеями, действительно развивающими систему, можно только в двух случаях: «предоставление на конкурсной основе поддержки университетам, реализующим во взаимодействии с наукой и бизнесом инновационные программы развития..» и «расширение масштабов исследовательской и инновационной деятельности в вузах с развитием на их базе инновационной инфраструктуры…»

Доступность качественного образования провозглашена в стратегических целях, но реально запускаются обратные процессы. По сути, проводится линия на «элитарность» качественного образования. Не случайно пошли разговоры из высоких министерских кабинетов о том, что у нас в стране слишком много вузов. Зачем нам столько людей с высшим образованием? А вдруг все вокруг станут образованными да умными, и дурь каждого высшего чиновника видна станет всякому? Ну, тогда сократим число государственных вузов: уже слышим призыв министра образования — до 150 — 200 (газета «Поиск» №31 — 32 от 8 августа 2008 г. Не лишним будет полюбопытствовать — а из скольких: в разделе статистика на сайте Минобра почему-то нет сегодняшних данных последняя цифра за 2005 г. — 655 (т. е. сокращение — всего-то навсего — более, чем в 3 — 4 раза!) Да и там для простых смертных пусть будет рост до бакалавра, а магистратура — уже только за денежки. Доступность образования самого высокого качества не должно зависеть от размера кошелька родителей или их властных полномочий. «Элитные» школы не спасут положение, поскольку туда будут попадать, в основном, дети представителей существующей элиты. История развития общества показывает, что таланты не рождаются исключительно в «элитарных» кругах. И замыкание кадрового потенциала управления страны на небольшой круг людей с властными полномочиями и большими кошельками приведет к дальнейшему понижению качества управления в обществе. В условиях нарастания сложности современных социально-экономических процессов это смертельно опасно для общества в целом.

Планируемое увеличение расходов на образование на 10 — 14% не может обеспечить запуск никаких «прорывных» инновационных процессов, о которых говориться в 1-м разделе. Это не компенсирует даже инфляционных явлений в экономике. С другой стороны, есть реальные примеры понимания нашими властями того, как обеспечивать «прорывные» подходы, но, к сожалению, — в других сферах. Перед уходом на каникулы в этом году наши законодатели приняли решение — в 4 раза (!) увеличить финансирование политических партий. И всем сразу видно: это — действительно «прорывное» решение. Могут же, когда захотят! Почему же об образовании нет подобной заботы? Или у «менеджеров» от образования реальные цели другие, а не те которые они заявляют?

А какие же другие «прорывные» идеи совершенствования образования содержатся в Концепции?

Понятие многоуровневого образования сведено к увеличению доли бакалавров в общем числе выпускников высшей школы. Разве кому-нибудь непонятно, что обеспечение «полномасштабного перехода» к бакалавриату, провозглашенного в Концепции, это — понижение уровня высшего образования в стране?

Далее, по сути, признается, что основная задача системы образования — зарабатывание денег в условиях рынка. Но ведь совершенно очевидно, что необходимо выделить понятие образовательные услуги и отделить его от понятия функции государства в области образования населения. Далее необходимо обеспечить приоритетность второго над первым. Современный лозунг «Знание-товар» уничтожил все самое хорошее, что было в нашей школе, вплоть до самой высшей, и продолжает уничтожать то, что еще пока осталось.

Существующее отчуждение высшей школы от инновационных процессов в экономике не выявлено и нет задач его преодоления. Это один из самых существенных моментов: не может быть инновационной экономики без механизмов генерации инновационных идей. Кроме университетской среды массовому появлению ростков этих идей и технологий, а также людей, активно их продвигающих, взяться просто неоткуда.

Справедливость этого показывает зарубежный опыт. Это показывают и отечественные процессы роста, а затем — быстрого спада темпов роста и далее — численности малых инновационных предприятий (МИП). По сути, эти предприятия появились в относительно большом количестве с началом перестроечных процессов на базе отраслевых научных институтов и учреждений на основе научного потенциала, накопленного еще в советское время. Далее этот первый слой таких предприятий распродал все, что было и они стали закрываться. Новые МИП в массовом количестве не появляются — нет механизма их порождения и взращивания. Статистика показывает, что за последние 3 года число МИП уменьшилось в 3 раза.

В Концепции не вскрыты и не решаются главные проблемы образования нашего времени. А они — не технические, и не организационные, и даже не финансовые. Они — мировоззренческие и методологические. Задача системы образования — не накачать учеников и студентов знаниями. Знания в современном мире устаревают все убыстряющими темпами. Необходимо дать молодым людям системные знания о мире, экономике, обществе, роли человека в них и значении его духовно-нравственной составляющей. Нужно привить подрастающему поколению навыки и умения самим добывать необходимые знания, синтезировать, генерировать их. У нас пока превалирует информационно-кодирующая педагогика, фактологический подход к образованию, ориентация образования, в том числе и высшего, на конкретные рабочие места, конкретные компетенции. И развитие этих тенденций прописано в Концепции.

Наблюдая сегодняшние процессы в образовании, наряду с массой негативных явлений, можно увидеть небывалый рост самоорганизации людей в этих процессах. Они — и результат новых информационных возможностей, но и — результат новой информационной ситуации, и — результат рождения новой логики индивидуального и социального поведения людей, и ещё — много чего.

Существующие образовательные структуры теряют свое значение. Они пытаются играть по старым нотам. Нас же пытаются ориентировать на новые образовательные стандарты, дипломы, сертификаты, компетенции, связанные с ними. Это тупиковый путь.Подробный анализ данной ситуации можно прочитать в аналитическом сборнике по вопросам педагогики: Нам нужна иная школа Стандарты всегда будут отставать от жизни и чем дальше — тем больше. (Сегодня, например, высшая школа работает, в основном, по Госстандартам от 2000 — 2001 гг.) Не говоря уже о том, что все эти сертификаты и дипломы сегодня являются предметами активной купли-продажи, ценностные ориентиры реально учащейся молодежи смещены в сторону дипломов, «корочек», а не знаний и навыков.

Реальность сегодняшнего дня — общество всё более теряет уверенность в правильности выбранных целей развития. Образовательные структуры — это важнейшие подсистемы для реализации целей общества. Неустойчивость целей — неустойчивость развития — и кризис нарастает по всем линиям. В этой ситуации можно взяться за кардинальную корректировку целей. Но этот процесс может затянуться надолго — может и не остаться времени на создание целереализующей системы. (Некому уже будет её создавать!)

Но можно идти по другому пути — создавать среду, ориентированную на самообразовательные процессы. В этой среде такие элементы, как школы, университеты тоже должны быть, но функции их должны существенно измениться. Они должны стать не законодателями, а помощниками, навигаторами в море знаний, центрами притяжения людей к новым знаниям, накопителями, хранителями, генераторами новых знаний, методологическими центрами по развитию личностей. Настоящий учитель вообще никого и ничему не должен «учить», а только — помогать людям самостоятельно осваивать необходимые знания. И эту среду нельзя полностью отдавать на откуп рынку. Государство должно, в основном, ее выстраивать, поддерживать, одухотворять высокими целями, идеалами.

Принято говорить, что новая экономика — это экономика знаний, подразумевая при этом — новые знания. И всё бы хорошо, но несложно увидеть, что основная масса новых знаний — это знания формально-технологические, фактологические. Т. е. — имеющие весьма ограниченный жизненный цикл во времени. И, стало быть — ограниченную ценность для жизни человека. В то время как истинные знания о жизни: о её смысле, о её главных ценностях, о методах гармоничного взаимодействия с окружающей природой, о добре и зле в мире, о здоровом образе жизни и т. д., — практически не устаревают. Напротив, новации в этих знаниях часто приводят к печальным результатам, как для отдельных людей, как для их сообществ, так и для Человечества в целом. Не так ли происходит сегодня в нашей экономике? Поэтому нельзя основывать образовательную систему на идее погони за новыми знаниями. База должна быть более фундаментальная — комплекс знаний и идей, которые так и называются — «вечные истины».

Таким образом, общая оценка представления образовательного аспекта в Концепции — неудовлетворительная. Нет понимания связи процессов, причин и следствий, возрастающей роли и ключевого значения образования вообще и высшего образования в частности в новой экономике. Или наоборот — кто-то это все очень хорошо понимает, но преследует цели, далекие от развития, мягко говоря. А если говорить прямо, то это — цели стагнации и эффективного продолжения процесса разрушения важнейших государственных структур и систем, но пока еще не силовыми методами и средствами. И вопрос сегодня стоит ребром: согласимся ли мы, согласится ли общество на такое «развитие»? Если — да, то у нашего общества нет будущего.