Экология должна быть вопросом государственной безопасности

Газета «Общество и Экология» существует уже 9 лет. За эти годы она сыграла активную роль в формировании экологического сознания и консолидации всех экологических сил России. «Общество и Экология» — официальное издание Государственной Думы. Её основатель и редактор Сергей Лисовский считает, что главное в газете — это идеология здорового образа жизни.


— Где распространяется ваша газета?

— Это бесплатное издание, ведь вся экологическая пресса некоммерческая. Газеты выходит тиражом 5 тысяч экземпляров и распространяется в органах власти, в Государственной Думе, в общественных организациях. Существуем мы за счет самых разных источников. У нас есть спонсоры, газета немного зарабатывает на рекламе. Одна из целей издания — работа с экологически ориентированными организациями. Главную проблему я вижу в том, что у россиян отсутствует экологическое сознание. Это касается и чиновников, и жителей России. Поэтому одна из важных задач газеты состоит в том, чтобы воспитывать экологическую культуру у населения. Наша газета понятна всем — и взрослым читателям, и школьникам.
Редакционная политика строится на старой, но проверенной идеологемме Зелёного движения: «Думай глобально, действуй локально». У нас есть большая родина — планета Земля и малая родина – город или поселок. Мы — часть одной большой экосистемы.

Также газета связывает воедино вопросы экологической безопасности и патриотизма.

— Какая экологическая проблема Петербурга является, на ваш взгляд, самой острой?
— Автомобильные выхлопы. Они в буквальном смысле убивают людей. В Петербурге сейчас примерно 1 миллион 300 тысяч машин. Это огромный движущийся завод, который нас постоянно отравляет. И дело не только в отсутствии катализаторов, которые снижают вредные выбросы. На Западе дела обстоят не лучше. Президент США Джорж Буш недавно заявил о необходимости переходить на экологически чистое топливо. Автомобильные выбросы отравляют воздух во всех крупных городах планеты.

В Петербурге за последние годы происходит сокращение населения. Каждый день разница между родившимися и умершими составляет 70 человек. В пользу умерших. Ежемесячно коренное население Петербурга сокращается примерно на 2 тысячи человек. Машины убивают нас.

— Но в средствах массовой информации экологические проблемы замалчиваются.
— Да, на телевидении у нас сейчас сплошной гламур и юмор. Только в Петербурге телевидение пытается говорить об экологии. Это передача «Энергичные люди» на 5 канале, телеканал 100-ТВ, телеканал «ВОТ!». Несмотря ни на что в журналистской среде есть люди, которым небезразлична эта тема.

Вторая проблема — это вырубка зелёных насаждений в черте города. Вот официальная цифра. За последние 5 лет количество деревьев и кустов в городе снизилось на 20 процентов. А у Петербурга только два источника кислорода — это сады, парки, скверы и Финский залив, как части мирового Океана.

Третья проблема — это проблема мусора. Петербург задыхается от собственного мусора, у города нет территорий для свалок, он давит своим мусором на Ленинградскую область. В советское время был нащупан собственный Биомеханический путь переработки мусора. Из него выделялись полезные компоненты. А Европа пошла по пути селективного сбора мусора. Но европейцы делают это не потому, что они такие сознательные, просто им за это доплачивают. Но не вся Европа представляет из себя «мусорный рай». Сейчас Италия задыхается от мусора, Неаполь завален мешками. Дошло до того, что Германия берётся решить мусорную проблему Италии. Та же Германия собирается строить в России мусоросжигающие заводы. Это уже старые технологии, Европа от них отказывается. Мусоросжигающий завод должен работать постоянно, его нельзя остановить. И он постоянно будет выбрасывать в воздух диоксины. Все выбросы очистить невозможно. В Европе мусоросжигательные заводы решали проблему дефицита территорий и энергии, а в России этих проблем не было. Происходит что-то ужасное. Нас опять хотят обмануть и решить свои проблемы за счёт России.

Запад пытается взять Россию «за жабры». Мы уже зависим от импортных поставок продовольствия, теперь будем зависеть от мусоросжигательных заводов. Продовольствие — это вопрос национальной безопасности. Все страны дотируют своё сельское хозяйство, а мы его губим. Петербург мог бы закупать продукты в Ленинградской области, а не импортировать из-за рубежа.

Нас хотят взять в клещи, захватив рычаги управления продовольственными поставками и утилизацией мусора. Запад хорошо устроился на теле России, как истинный паразит, драть он будет с нас три шкуры: за продукты и за отходы.

Проблема мусора — это вопрос экологической безопасности страны. Нельзя отдавать его в руки западных корпораций. Сегодня они вложат в строительство завода, к примеру, 100 миллионов долларов, и поначалу он будет работать хорошо и дёшево. Потом цены на сжигание мусора вырастут, а деваться будет уже некуда, такие заводы нельзя останавливать. Будем платить.

Обратили внимание, что уже сейчас мусор пакуется в такие огромные супертюки? Это делается для того, чтобы ускорить строительство завода. Заинтересованные люди хотят надавить на городские власти и побыстрее начать строительство завода. Эти тюки будут копиться, пока не вырастет гора высотой с девятиэтажный дом. Это и будет «аргумент» для давления на власть. Хранить эти тюки можно только короткое время. А что будет тогда, когда они прорвутся, и наружу хлынет мусор и газ, который там образуется? Мусоросжигательных заводов ещё нет, а тюки уже есть. Понимаете, что это значит?

Уже сейчас фактически существует монополия на переработку мусора. Контроль осуществляет Жилищный комитет Петербурга. Чиновники работают в тесной связке с теми, кому идея мусоросжигательных заводов кажется выгодной. Но это только сегодня. Пока всё делается в интересах людей, думающих о своей прибыли, а не об интересах города и области. Такой подход к проблеме мусора может поставить наш регион на грань экологической катастрофы. Будет, как в Неаполе, или ещё хуже.

— Как вы относитесь к высказываниям о том, что Петербург и Ленинградскую область было бы неплохо объединить в единый субъект Федерации?
— Петербургу больше некуда развиваться. Сейчас идёт уплотнительная застройка, используется каждый метр. Но и это скоро кончится. Возможно, будут строить небоскрёбы. Но коммуникации города не готовы к таким нагрузкам. У Петербурга остаётся один выход — взять себе земли Ленинградской области. Сейчас городские власти пытаются вывести заводы за территорию города. Ничего не получается, потому что власть не умеет решать глобальные задачи. Вы задумывались о том, откуда у страны взялись силы в послевоенные годы для того, чтобы отстраивать города? Была Идея! А сейчас такой идеи нет, люди согласны работать только за большие деньги. Возникают своеобразные ножницы. Государствообразующие отрасли — например, машиностроение, не развиваются. В стране нет идеологии. У чиновников нет долгосрочного геополитического мышления, они живут только сегодняшним днём. Нет единой информационной политики, сплошной гламур. А что касается наших двух субъектов Федерации — Петербурга и Ленинградской области – тут возникают две очень серьёзные проблемы: вода и мусор.

Если мы посмотрим на карту России, то увидим, что крупные города занимают только 1 процент территории страны. Остальное – сельскохозяйственные угодья, лес и тундра. Деревня сегодня деградирует, и государство этой проблемой не занимается. Только в последнее время политики стали высказываться о проблемах села. Дело в том, что село нельзя рассматривать, как ещё один национальный проект. Село — это другой образ жизни, другой мировоззренческий подход. У деревенских жителей есть чувство причастности к земле. А городские жители давно это потеряли. Если города останутся без связи с деревней, они погибнут. Это вопрос национальной стабильности. В Америке это поняли в 60-ые годы, и тогда возникла одноэтажная Америка. Людей стали выдавливать из городов в провинцию, в деревню. Там фермерские хозяйства дотируются государством. Если человек просто косит траву на своей территории, он уже получает за это деньги. В Правительстве Ленинградской области чиновники ещё думают о земле и крестьянине. Но городские чиновники даже не понимают, что такое корова.

— Петербург — очень грязный и пыльный город…
— В Москве каждое утро тысячи дворников моют и чистят город. А в Петербурге этого почему-то нет. Система ЖКХ работает неудовлетворительно, пыль и грязь стали заметной проблемой. Ленинград всегда был очень чистым городом. Нужно вспомнить советскую традицию чистоты и порядка.

— Считаете ли вы, что реализация Генерального плана развития Петербурга ведёт к сокращению площади зелёных насаждений?
— Вряд ли строители хотят сейчас разбивать парки рядом со своими зданиями. Недавно, например, хотели вырубить Парк авиаторов. Мне не верится, что Генеральный план создавался и реализуется экологически ориентированными людьми. Жильё постоянно строится, но спрос на него не падает. Старый жилой фонд не ремонтируется, коммуналки не расселяются. Коренные петербуржцы стоят в очереди на жильё ещё с 70-ых годов. И я что-то не слышал, что за последние годы построили хоть один детский сад!