Час Быка

“Ученый тех времен казался глухим эмоционально; обогащенный эмоциями художник — невежественным до слепоты. И между этими крайностями обыкновенный человек ЭРМ (эры разобщённого мира – поясн.авт.), предоставленный самому себе, не дисциплинированный воспитанием, болезненный, теряющий веру в себя и людей и находящийся на грани нервного надлома, метался от одной нелепости к другой в своей короткой жизни, зависевшей от множества случайностей”. И.А.Ефремов “Час быка”

“Помните: убивая гомосека, вы приближаете наступление Царства Божия на Земле и помогаете Силам Света, Добра и Справедливости, вносите заметный вклад в развитие мировой культуры “
(высказывание участника одного интерактивного общения: “чата”).

Реальное количество извращенцев в обществе информационно целенаправленно растлеваемом больше, чем кажется. И героизм приведённого выше заявления способен легко смениться унынием, когда придёт понимание того, что заявляющему придётся, как минимум, открыто противостоять (либо признать их поведение соответствием норме) тем, кто по умолчанию выводится из под определения “гомосексуалист”. Например, “армии” заключённых, в том числе бывших, в силу привелигированного статуса, являющихся “активными” педерастами.

Это не “гламурных” гундосых и картавых “голубых” “чморить” от которых, действительно, можно легко избавиться, на время…

По признанию известного барда А.Новикова, в бытность его “творческой командировки” на лесоповал, из что-то около тысячи, или несколько более, “зеков”, чуть ли не более четверти были “опущенные”.

Это обстоятельство — немаловажная деталь в понимании механизма “инкубации” чудовищного насилия над детьми, захлестнувшего страну в последнее время.

Уголовный мир, в силу своей изначальной извращённости, больше не в состоянии корректировать поведение индивидов его составляющих, массово воспроизводя потенциал психопатии в своей среде, как в местах лишения, так и на свободе.

К этому же состоянию сегодня стремится реальная армия.

В армии “тюремная логика” поведения начала преобладать не только потому, что после смерти Сталина были проведены широкомасштабные амнистии и вместе с “политическими” вышли уголовники, а с точностью до наоборот – потому, что в тюрьмах и лагерях не осталось людей, способных “по-умолчнию” корректировать психологические факторы и фон в специфике взаимоотношений индивидов с нечеловеческими типами строя психики в экстремальных условиях. С этого момента пенитациарная система СССР начала экспоненциально “транслировать” на волю тот самый потенциал психопатии; тем более что его было кому “транслировать” в смысле технической аналогии “передатчик-приёмник”; чем дальше — тем больше, сливаясь и усиливаясь в “синергетике” несоответствия оглашений и умолчаний от скурвившейся “элиты”.

Если увидеть, на основании ещё имеющихся в спецхранах документов, что не Сталин был инициатором и “менеджером” репрессий, в жерновах которых, в том числе, оказались простые и настоящие люди, среди которых так же были и известные всей стране личности, то становится понятной цель массовых амнистий как обратная сторона и заключительный этап избыточных (в структуре репрессий, если по-совести смотреть на существо деятельности “троцкистов”, нетрудно выделить целесообразную составляющую) репрессий – уничтожение Русского духа изнутри.

Подавляющее большинство тех, кто верил в невиновность Сталина все страшные годы заключения, на свободе оказались в “прострации” и неспособности противостоять извращениям “высшего порядка”, от которых настойчиво пытался оградить единомышленников в последние годы жизни сам Иосиф Виссарионович:

Вы должны в ближайшее время заняться вопросами дальнейшего развития теории. Мы можем что-то напутать в хозяйстве. Но так или иначе мы выправим положение. Если мы напутаем в теории, то загубим всё дело. Без теории нам смерть, смерть, смерть!..”

Те, кто считал Сталина источником всех зол – “подливали масла” в огонь лжи, не замечали в повседневной жизни тревожных интонаций в голосе коллективного сознательного и безсознательного по причине несоответствия их собственных представлений Жизни и в силу зашоренности сознания стереотипами неволи (прежде всего мировоззренческой): трудно было отличить, что в жизни действительно свободного человека допустимо от того, что к достоинству человека вообще не имеет отношения — это в первую очередь касается алкоголя. И конечно, как страшный инерционный фактор – война, развязанная с той же целью – уничтожение Русского духа извне.

На ресурсе “Интернет против телеэкрана” 05.03.2008, со ссылкой на источник, http://voblat.livejournal.com/4262.html, материал по статье в журнале Русский Репортер, была опубликована статья “Эксперименты над людьми. Как подчинить личность”, фрагмент которой убедительно подтверждает сказанное И.Сталиным: “Кадры решают всё”.

“Сколько времени нужно на то, чтобы добродушного студента-неформала превратить в жестокого надзирателя тюрьмы? Филиппу Зимбардо потребовалось на это всего пять дней. Он создал в подвале Стэнфордского университета подобие настоящей тюрьмы. Выглядела она вполне натурально: чугунные решетки, смотровые окошки, в камерах из мебели — только койки. Туда были помещены добровольцы-испытуемые, которых простым подбрасыванием монетки разделили на «заключенных» и «надзирателей». Поначалу все это казалось игрой.

Но очень скоро студенты начали вживаться в роль. Уже через три дня львиная доля разговоров в камерах была посвящена не реальной жизни, а тюремным условиям, пайкам, койкам. По собственной инициативе «надзиратели» с каждым днем ужесточали правила. Недавние пацифисты становились церберами. «Заключенных» заставляли голыми руками мыть туалеты, их сковывали наручниками и заставляли обнаженными маршировать по залу…

Один из «надзирателей» записал в дневнике: «№ 416 отказывается есть сосиску… Мы кидаем его в карцер, приказав держать в каждой руке по сосиске. Я прохожу мимо и колочу дубинкой по двери карцера. Я решил накормить его насильно, он не стал есть. Я размазал еду ему по лицу. Я не мог поверить, что я это делаю».

Вжился в роль и Филипп Зимбардо, исполнявший обязанности «завхоза тюрьмы».

Ситуацию переломила невеста психолога Кристина Маслач. На пятый день исследования она приехала посмотреть на эксперимент своего будущего мужа. И первое, что бросилось ей в глаза, — шеренга заключенных, которых строем вели в туалет, надев мешки на головы.

— Видела наш цирк? — спросил психолог.

— То, что вы делаете с этими ребятами, ужасно, — расплакалась Кристина.

Стало очевидно: ситуация вышла из-под контроля. И на пятый день эксперимент был прекращен, хотя рассчитан он был на две недели.

Мы поинтересовались у профессора Зимбардо: согласился бы он проводить эксперимент, если бы знал, как сильно изменятся его участники?

— Да, конечно, ведь этот эксперимент дает нам понять, как далеко может зайти человек в подобной ситуации. Правда, знай я все с самого начала — остановил бы эксперимент раньше, до того как в «охране» начал проявляться садизм, а в «заключенных» — рабская патология мировосприятия.

Он признался, что собирался повторить тюремный эксперимент, желая сравнить поведение «надзирателей», прошедших различное обучение. Однако университетское начальство решило воздержаться от подобных опытов.

Власти поначалу активно откликнулись на исследования Зимбардо. Его пригласили в конгресс штата. Выйдя на трибуну, Зимбардо первым делом произнес: «Я поместил вашего сына в мою тюрьму, и он не выдержал там и недели. Чего же ждать от ребят, которые годами находятся в тюрьмах гораздо худших, чем моя?»”

Это значит, что все руководящие инициативы реформирования ВС РФ, например, связанные с надеждами на то, что призванные студенты “разбавят” определённое количестов “отморозков” в армии и поставят “дедовщину” в условия невозможности – обречены на провал: духовность в праведности и образованность связаны весьма опосредовано. Не помогут в этом деле и потуги РПЦ, с их проповедью смирения и, зачастую, с откровенным цинизмом пастырей вне зоны досягаемости иерархии.

Сказанное касается и всех других сфер в жизни страны, где преобладает, по определению рода деятельности, структурное управление, и в первую очередь — школы.

Выход из сложившейся ситуации только один – к руководству высшего, среднего и первого уровня, в указанные сферы деятельности, в разных пропорциях, должны придти “мобилизационным” порядком зрелые, морально и нравственно сформировавшиеся люди, специалисты из смежных областей от 35 до 55 лет, способные к эффективной коллективной деятельности на принципах отличных от алгоритмики существования “стаи” и “стада”. Такой кадровый отбор, при определённой постановке задачи и инфраструктурных возможностях, вполне осуществим в силу того обстоятельства, что современное управление погибели предполагает принципиально иные критерии отбора при продвижения по службе, и если “большой начальник” – бездарь и циник, значит хотя бы один из его “референтов”, или “рабочих лошадок”, как минимум – талантлив, а возможно и вовсе – носитель определённых жизненных принципов, миропонимания и мировоззрения. Технически это многовариантный сценарий и один из путей, либо их комбинация, — целесообразен и эффективен. Для этого, однако, необходимы две “малости”: обьединяющая людей и выраженная лексически большая Идея и воля.

Иначе может быть поздно в том смысле, что немногочисленный кадровый резерв молодёжи, даже обладающей необходимыми качествами, знаниями и подготовкой, будет вынужден вновь прокладывать дорогу к справедливости через кровь и лишения.

…На днях, в программе “ЧП”, показали известного “шансоньера” c “крутым” уголовным прошлым, который, после “нехилого” контракта на популяризацию своего “творчества” с одним из столичных продюсcерских центров, в подворотне изнасиловал десятилетнего мальчишку.

“Я не педофил, я нормальный человек… Выпил много… Это бес какой то… “
Это почти дословно то, что он заявил “на камеру”.