О Сталине и глобальной политике 1938 – 1941 гг.

Британская энциклопедия издания 1964 г, том 5, страница 250, информация о Сталине:

И.В. Сталин.
Из речи У. Черчилля в Палате лордов 21 декабря 1959 г. по случаю 80-летия со дня рождения И. В. Сталина:

«Большим счастьем для России было то, что в годы тяжёлых испытаний Россию возглавил гений и непоколебимый полководец И.В. Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой воли, резким, жёстким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить.

Сталин, прежде всего, обладал большим чувством сарказма и юмора, а также способностью точно выражать свои мысли. Сталин и речи писал только сам, и в его произведениях всегда звучала исполинская сила. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей всех времён и народов.

Сталин производил на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, встали и, странное дело, почему-то держали руки по швам.

Он обладал глубокой, лишённой всякой паники, логической и осмысленной мудростью. Сталин был непревзойдённым мастером находить в трудные минуты пути выхода из самого безвыходного положения. В самые трудные моменты, а также в моменты торжества, он был одинаково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих и заставил нас, которых открыто называл империалистами, восстать против империалистов.

Сталин был величайшим, не имеющим себе равных в мире, диктатором. Он принял Россию с сохой, а оставил оснащённой атомным оружием.

Нет! Что бы ни говорили о нём, таких история и народы не забывают»

НАСТОЯЩЕЕ ЕСТЬ СЛЕДСТВИЕ ПРОШЕДШЕГО, А ПОТОМУ НЕПРЕСТАННО ОБРАЩАЙ ВЗОР СВОЙ НА ЗАДЫ, ЧЕМ СБЕРЕЖЁШЬ СЕБЯ ОТ ЗНАТНЫХ ОШИБОК:

На наш взгляд, необходимо понимать, что нынешние финансовые и территориальные претензии прибалтийских государств к России, по поводу якобы имевшей место оккупации их Советским Союзом, высказываемые при поощрительном отношении Евросоюза к таким действиям; представление в прибалтийских государствах бывших СС-овцев не как пособников гитлеровского нацизма, а как борцов за свободу против советской оккупации, опять же при поощрительном отношении Евросоюза; их же требования покаяться за договор СССР с нацистской Германией о ненападении («пакт Риббентропа ― Молотова»), согласно секретным приложениям-протоколамОригиналы которых никто из ныне порицающих Сталина не видел. То, что публиковалось после смерти Молотова под видом «секретных протоколов», при анализе их содержания в контексте политических событий 1939 г. показывает, что имел место подлог с целью опорочить предвоенный СССР как пособника и соучастника гитлеровской агрессии. Именно по этой причине, пока был жив Молотов, вопрос о «секретных протоколах» не трогали: Молотов мог бы
обличить ложь и разоблачить лжецов. к которому Гитлер и Сталин якобы договорились о совместном разделе территорий независимых государств Европы, расположенных между их тогдашними границами; претензии Польши по поводу якобы соучастия СССР в агрессии гитлеровской Германии против неё в 1939 году и, якобы имевшего место уничтожения Советским Союзом 15 000 польских офицеровОни отказались от эвакуации в период наступления вермахта и предпочли вторично сдаться, на сей раз гитлеровцам, которые их и уничтожили за ненадобностью.; претензии Грузии без учёта интересов обеспечения военной безопасности России, предъявленные якобы дружественным режимом Тбилиси, ― это всё не «жеребячьи взбрыки» молодых буржуазно-либеральных демократий, которые ещё «по молодости лет» не научились себя вести. Это ― глобальная политика мировой закулисы, направленная на расчленение России как минимум де-факто, если не де-юре.

И возникновение всех этих претензий заставляет обратиться к предъистории Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

По поводу пакта «Риббентропа ― Молотова» и последующих событий прибалтам претензии надо предъявлять не к СССР и не к России, как его правопреемнице во многих вопросах, а к Великобритании, к которой они претензии не предъявляют ни в чём, поскольку с момента своего возникновения после краха Российской империи, буржуазные режимы государств Эстонии, Латвии и Литвы были протеже Великобритании, а во многом и её марионетками.

Только очень забывчивые, невежественные и бездумные, а также прожжённые мерзавцы могут не понимать того, что организатором второй мировой войны 20-ого века (как и первой мировой) была Великобритания. Именно Великобритания и Франция беспрепятственно позволили гитлеровской Германии нарушить статьи версальского мира; именно они позволили Гитлеру:

  • ввести германские войска в демилитаризованную после завершения первой мировой войны 20-ого века Рейнскую область ― левобережье Рейна, которое стало впоследствии плацдармом для нападения вермахта на Бельгию, Францию, Голландию, вместо того, чтобы пресечь этот первый подготовительно-агрессивный акт гитлеризма и уничтожить гитлеровский нацистский режим «во младенчестве»;
  • воссоздать и развернуть военную авиацию и флот.

Кроме того, именно Великобритания является вдохновителем и автором «мюнхенского сговора», который повлёк за собой оккупацию Чехословакии третьим райхом, при соучастии в этой агрессии якобы «невинной» Польши.

О соучастии Польши в качестве союзницы гитлеровской Германии в захвате Чехословакии и ликвидации её государственности, все, порицающие политику СССР в предвоенный период ― и, прежде всего, сами поляки, ― предпочитают не вспоминать.

В результате же оккупации третьим райхом Чехословакии, вермахту досталась передовая по тому времени и мощная военная промышленность Чехословакии (заводы «Шкода» были одними из мощнейших в Европе и стояли на высоком уровне технической культуры) и немалые (по тем временам) и весьма совершенные вооружения чехословацкой армии. Всё это было применено Германией в ходе её последующих агрессий.

В отличие от Великобритании, оказавшей в период «мюнхенского сговора» давление на Францию и Чехословакию с тем, чтобы они пошли на выполнение требований гитлеровского ультиматума, СССР предлагал Франции, Великобритании и Чехословакии совместно военной силой пресечь агрессию слабой ещё Германии против Чехословакии, но не встретил с их стороны поддержки.СССР готов был это сделать даже в одиночку, без помощи Великобритании и Франции, но для этого по дипломатическим каналам просил Чехословакию официально обратиться к нему с просьбой о помощи, какой возможностью масонствующее руководство Чехословакии не воспользовалось под давлением масонства Великобритании.

Что касается предвоенной Польши, соучаствовавшей вместе с Гитлером в захвате Чехословакии и ликвидации её государственности, то она была, по сути своих устремлений, нацистским государством, но в ней не нашлось диктатора, который подобно Гитлеру мобилизовал бы толпу и организовал создание военно-экономической мощи для агрессии против соседей с целью создания Великой Польши от моря (Балтийского) до моря (Чёрного), в составе которой должны были бы оказаться Украина, Белоруссия и некоторые области России.Как это не покажется странным или невероятным, в 1945 г. ― по свидетельству очевидцев ― одной из строевых песен Войска польского (союзного Советской армии) была песня со словами: «Една Польша, еднакова от Киева до Кракова …» Но и без этого Польша мечтала о совместном походе вместе с Гитлером на восток против СССР и разрабатывала соответствующие военные ― далеко не оборонительные ― планы. Принять же помощь СССР в случае нападения на неё Германии, Польша категорически отказывалась на протяжении многих лет, в том числе и в августе 1939 г, когда СССР вёл в Москве переговоры с военными делегациями Франции и Великобритании о создании в Европе системы коллективной безопасности против возможной гитлеровской агрессии, опасность которой во Франции начали понимать после «мюнхенского сговора».

Великобритания же имитировала понимание ею опасности гитлеризма, по какой причине прислала в Москву якобы для конструктивного ведения переговоров делегацию, не имеющую права на подписание каких-либо определённых военных соглашений, которой, кроме того, было дано прямое указание тянуть переговоры, не доводя их до практического результата, по возможности до октября 1939 г.

Тупик, в который Великобритания и Польша завели переговоры в Москве о создании системы коллективной безопасности против возможной агрессии гитлеровской Германии, и послужил основанием для того, чтобы руководство СССР приняло предложение Германии о заключении договора о ненападении, разграничении сфер интересов в регионах, примыкающих к их границам.

Сталин, в отличие от тех, кто верит всем порицающим его за этот шаг, идиотом не был: и наблюдал на протяжении нескольких предшествовавших десятилетий политику Великобритании, Франции и Польши, он имел все основания для того, чтобы быть уверенным в том, что как Великобритания и Франция сдали Гитлеру АвстриюАншлюс Австрии ― присоединение её к третьему райху в 1938 г. ― кое-как, с большими оговорками (если вывести из рассмотрения германский нацизм) ещё можно расценивать как объединение немцев в общем государстве, хотя оно и было принудительным к тем, кто осознаёт себя не германцем, а австрийцем., Чехословакию, ― точно так же в будущем Великобритания сдаст Гитлеру Польшу, Францию, прибалтийские государства, поскольку сосредоточение военно-экономического потенциала Европы под одним командованием было необходимо заправилам Великобритании для уничтожения СССР не только как социалистического государства, но и как государственности Русской многонациональной цивилизации, в которой закулисные заправилы Великобритании видели и видят главную помеху в победном завершении библейского проекта порабощения всех ― вне зависимости от того, какая идеология лежит в основе государственной политики СССР – России.

Если бы Сталин проявил чистоплюйство и позволил Великобритании сдать прибалтийские страны Гитлеру, то вермахт оказался бы приблизительно в 200 км от Ленинграда, а его группировки нависали бы с севера над Белоруссией, Украиной, центрально-европейской Россией. Поскольку Гитлер, как он писал ещё в «Майн кампф» (1923 – 1924 гг.), видел в России территорию, населённую биологически неполноценным населением, подлежащую германской колонизации с уничтожением государственности и большей части «лишнего населения», и об этом знали во всём мире, то руководство СССР обязано было защитить свою страну от этой реальной целенаправленно взращиваемой заправилами Великобритании угрозы.

К этому военно-политическому и военно-географическому аспекту проблематики тех лет идеологические особенности СССР и его общественный строй отношения не имеют: так, как повёл себя Сталин в августе 1939 г, в аналогичной политической обстановке обязано было вести себя любое самодержавное правительство государственности Русской многонациональной цивилизации.

Претензии же некоторой части населения прибалтийских государств к СССР и к России как его правопреемнице за заключение в 1939 году договора о ненападении с Германией, высказываемые в наши дни, представляют по сути своей запоздалое сожаление о том, что после оккупации Польши Гитлер не оккупировал прибалтийские государства, вследствие чего предки современных прибалтов не смогли стать союзниками гитлеровцев в войне против Русской многонациональной цивилизации.

Этот же нацистский, по сути, характер настроений некоторой части впавшего в идиотизм населения прибалтийских государств, определяющий их политику в отношении представителей нетитульных народов, только подтверждает сказанное.

Может быть выдвинуто идиотское, по существу, объяснение нежелания Польши сотрудничать с СССР в вопросах совместной обороны в предвоенный период: она якобы отказывалась от того, чтобы пустить советские войска на свою территорию, поскольку якобы предвидела, что это закончится «советизацией» Польши, подобно тому, как это впоследствии произошло в прибалтийских государствах (Литва, Латвия, Эстония), буржуазные правительства которых допустили советские войска на свою территорию, предоставив им военные базы. На первый взгляд такое объяснение неоспоримо убедительно: дескать, «коварство тирана Сталина общеизвестно …»

Но для того, чтобы «советизация» свершилась (это касается и Польши, и прибалтийских государств) в этих странах их режимы должны были сами создать объективные предпосылки к «советизации». Таких предпосылок не было в Финляндии, возглавляемой Маннергеймом, и ни фактическое поражение Финляндии в «зимней войне» 1939 – 1940 гг. (пусть оно и далось СССР большой кровью), ни появление в результате этого советской военно-морской базы на территории Финляндии (Ханко ― Гангут), ни последующая капитуляция Финляндии, как гитлеровского союзника в 1944 г, ― не привели к её «советизации».

И если правящая великопольская «элита» в 1939 г. боялась «советизации» больше, чем Гитлера, и потому не шла на заключение договора с СССР о совместной обороне от гитлеровской Германии, то это говорит о том, что объективные предпосылки к «советизации» она же сама и создала.Кроме того, она могла бояться ещё и просто уголовной ответственности за уничтожение в польских лагерях смерти более 60 000 (называются цифры и порядка 100 000 человек) советских военнопленных в 1920 г, которые оказались в польском плену вследствие военного абстракционизма будущего маршала Тухачевского М.Н, заслуженно павшего жертвой «сталинских репрессий», командовавшего в 1920 г. авантюрным походом на Варшаву кремлёвских марксистов-троцкистов. Польские паны уничтожали простых малограмотных мужиков, которых «диктатура пролетариата» поставила под ружьё и погнала в поход на Варшаву во имя идей масонско-социалистической всемирной революции. И состояли они в том, что жизнь в СССР для простого трудящегося человека была лучше, чем в Польше: доступность образования и медицинской помощи, пенсионное обеспечение по старости и инвалидности в СССР к 1939 г, возможности личностного развития и профессионального роста, реально доступные простому человеку, были гораздо выше, нежели в Польше; выше был и уровень потребления, реальные доходы ― не для «элиты», а для большинства трудящихся.

То же касается и прибалтийских государств, в которые советские войска были введены по договорённости с их легитимными буржуазными правительствами. После ввода советских войск на их территорию, в прибалтийских странах действительно произошли народные волнения и в них установилась Советская власть, которая и приняла решение обратиться к руководству СССР с просьбой о принятии Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР, что и произошло в августе 1940 г. Юридически вступление прибалтийских государств в состав СССР ― чистое дело: смена власти и общественного строя ― внутренне дело народа каждой из них; просьбу о вступлении в состав СССР ― выдвигала местная Советская власть, признаваемая в то время если не всем народом, то достаточно широкими кругами национальных обществ, которые возлагали на неё свои надежды на лучшее будущее.

Что касается закулисной стороны вопроса ― «подрывной деятельности СССР против буржуазных правительств прибалтийских государств»Кстати, с документальным обоснованием этого, дело обстоит весьма плохо: из архивов КГБ не опубликовано и не муссируется ничего на эту тему, что приводит к вопросу, а имели ли место в истории сколь-нибудь значимая «подрывная деятельность» СССР против правительств Эстонии, Латвии, Литвы? и поддержки (как минимум морально-психологической) инспирированных народных волнений Советской армией ― то это явления того же качестваТ. е. они принадлежат к глобальной политике, но проводимой в те годы СССР, а не в наши дни США и государствами Евросоюза., что и «бархатные» революции наших дней в государствах бывшей Югославии, в Грузии, на Украине, в Киргизии, которые европейские гуманисты гуманизм и интеллектуалы признают вполне легитимными. Разница только в том, что «подрывная деятельность» СССР в прибалтийских государствах была мотивирована иной идеологией, но рассмотрение сути идеологий и политической практики социализма и буржуазного либерализма критики СССР и России как его правопреемницы избегают: для них это неприятная ― в силу разоблачительности ― тема.

Не надо забывать и того, что те же самые буржуазно-либеральные прибалтийские государства, а также (и в особенности) Польша, на протяжении всего своего существования были территорией, с которой велась подрывная, разведывательная и вооружено-диверсионная деятельность против СССР.

Настоящий краткий анализ исторических событий при исключении из рассмотрения различий общественного строя и государственной идеологии показывает, что чисто юридически не было ни оккупации, ни аннексии прибалтийских государств Советским Союзом.

Если же рассматривать вопрос не формально юридически, а по сути, то надо рассматривать и идеологии, которые лежали в основе внутренней и глобальной политики СССР и внутренней политики прибалтийских государств (глобальная политика в то время и ныне ― не в их компетенции):

Простонародье в прибалтийских государствах в 1939 – 1940 гг. устало от своего доморощенного капитализма и демократии для буржуев, и хотела социализма, поскольку простонародье в СССР жило лучше, чем в прибалтийских государствах. И значительная часть политически активного населения прибалтийских государств, ― трудящегося простонародья, ― в 1940 г. действительно хотела установления Советской власти и социализма, вступления в СССР, что и было осуществлено практически.

Но в прибалтийских государствах были и противники социализма и Советской власти, которые тоже были деятельны. И их деятельность в период становления новой государственной власти и нового общественного строя в прибалтийских республиках СССР не могла не вызвать репрессий, в том числе не всегда уместных и справедливых, что имело место с момента их вступления в состав СССР до начала гитлеровской оккупации Прибалтики. И не надо пытаться дурить людям головы: в этот период в Прибалтике была не национально-освободительная борьба против советской оккупации, а борьба некоторой части населения против идеалов большевизма как такового за восстановление либеральной демократии для буржуев и за становление своего нацизма, вследствие чего эта часть населения видела в Гитлере освободителя и активно шла на сотрудничество с нацистами, продолжая делать то, что делала ещё до заключения СССР и Германией договора о ненападении.

При этом надо понимать, что в СССР на протяжении всей его истории никогда не было общенародного социализма, а шла борьба его сторонников с приверженцами мафиозного масонско-бюрократического социализма. И масонство, теряя с начала 1930-х гг. свою власть над обществом в СССР, гадило везде и всюду, в том числе саботируя и извращая политику государства и его правоохранительных органов так, чтобы вызвать недовольство именно широких масс простых тружеников.

Это имело место и в прибалтийских республиках СССР и способствовало тому, что с началом гитлеровской оккупации (которая действительно имела место, в отличие от придуманной советской) некоторая дополнительная часть прибалтов переметнулась на сторону гитлеровцев и оказала им добровольную деятельную поддержку, как в тылу, так и на фронте. Часть гитлеровских пособников при разгроме гитлеровцев Советской армией не успела бежать вместе с ними и продолжала вести вооружённую борьбу против социализма и Советской власти как таковых на протяжении нескольких лет после завершения Великой Отечественной войны, но и это к национально-освободительной борьбе против СССР не имеет отношения, поскольку идеологии в жизни народов преходящи и в одном и том же народе в одно и то же время есть приверженцы разных идеологий.

То обстоятельство, что в СССР после 1953 г. победил масонско-бюрократический, а не общенародный социализм, вызвало разочарование реальным социализмом не только прибалтов, но и всех народов СССР: именно поэтому распад СССР сопровождался сменой общественного строя во всех постсоветских государствах, ни одно из которых (включая Россию) не является преемником СССР в деле сохранения в нём социализма с целью дальнейшего развития общества по коммунистическому пути.

И именно это разочарование широких народных масс в практическом социализме привело СССР к краху в 1991 г. Но история становления масонско-бюрократического социализма и его краха в послевоенный период к событиям 1939 – 1941 гг. никакого отношения не имеет: и за то, что происходило в СССР после 1945 г, прибалты несут такую же историческую ответственность перед предками, потомками и Богом, как и все другие народы СССР.

Нежелание же рассматривать вопрос о том, чем отличается одно от другого:

  • либерально-буржуазный капитализм под властью мафиозной диктатуры ростовщичества и его идейных вдохновителей,
  • мафиозный социализм в масонско-бюрократической интернацистскойНацизм ― идеология и деятельность представителей определённой нации, направленная на уничтожение других национальных культур и их носителей; интернацизм ― то же самое, но в исполнении каких-либо диаспор. версии (бывший в СССР и большинстве других стран социализма за исключением Северной Кореи и Китая),
  • мафиозный «СС-овско»«СС-овско» ― взято в кавычки, потому что подразумевается не только организация СС, исторически реально имевшая место в третьем райхе, но и открытая возможность создания в любом толпо-«элитарном» обществе этнических по своему составу орденских публичных и тайных структур, претендующих на своё исключительное право определять будущее своего народа и в большей или меньшей степени изолированных как от своего собственного народа, так и от транснациональных орденских структур типа масонства, Коминтерна и т. п. Организации СС в гитлеровской Германии стали конкретным воплощением такого рода возможностей.

    В наше время социализм, основанный на такого рода национальных орденско-бюрократических организационных принципах, сложился в Китае и в Северной Корее.-бюрократический социализм в нацистской версии (образец которого являл Гитлер в третьем райхе),

  • общенародный социализм (так и не состоявшийся в прошлом ни в СССР, ни где-либо ещё), ― позволяет в наши дни представить прошлую историю невежественным и бездумным субъектам так, будто СССР как государственность Русской многонациональной цивилизации был поработителем свободолюбивых народов Прибалтики, Польши и других государств восточной Европы, а постсоветская Россия якобы наследует СССР в качестве нераскаявшегося и потому потенциально опасного будущего агрессора и поработителя всех соседних с её границами народов.

Такого рода выверты с подменой одних общественных явлений другими, которые делают «разоблачители» политики СССР в довоенный период, необходимы в библейской глобальной политике для того, чтобы:

  • с одной стороны, ― запугать европейского обывателя Россией, озлобить его против России и мобилизовать его на борьбу с «русским империализмом», якобы стремящимся поработить весь мир;
  • с другой стороны, посеять в одной части населения России комплекс вины и тем самым деморализовать его, а другую часть населения озлобить и настроить против зарубежья и правящего в России режима, не способного дать в своей политике достойный отпор зарубежным клеветникам.

И то, и другое, как предполагают закулисные заправилы библейского проекта, позволяет беспрепятственно проводить политику, направленную на окончательное уничтожение Русской многонациональной цивилизации теми или иными средствами.

Британское масонство по прежнему верно тому политическому курсу, который был реализован им в «мюнхенском сговоре», и потому сокрушительный разгром гитлеровской Германии в 1945 г. при сохранении и усилении Советского Союза как великой державы на последующие 40 лет мировой истории и сопутствующий крах де-юре Британской империиВсё же паразитировать на народах планеты в юридических формах «Британского содружества наций», это не то, что паразитировать в форме открытого колониализма. ― для них не то событие, которое следует торжественно и радостно отмечать 9-ого мая.

Если обратиться к временам «мюнхенского сговора», то вопрос о гарантиях культурного своеобразия и дальнейшего развития культуры судетских немцев в Чехословакии и вопрос об уничтожении государственности Чехословакии и последующем порабощении славянского населения этой страны третьим райхом ― два разных вопроса. Заправилы Великобритании в 1938 г. этого различия видеть не пожелали и в «мюнхенском сговоре» сдали чехов и словаков в рабство Гитлеру, при этом вынудив Францию нарушить свои союзнические обязательства перед Чехословакией.Чехословакия в то время имела союзнический договор с Францией, а та имела союзнический договор с Великобританией. Поэтому в «мюнхенском сговоре» Великобритания предала фактически своего непосредственного союзника ― Францию и своего опосредованного союзника ― Чехословакию в возможной войне против Германии. Но цели заправил политики Великобритании оправдывали и такое лицемерное вероломство. И с той поры в политике Великобритании и транснационального масонства не произошло каких-либо качественных нравственно-этических изменений в сторону праведности, за что им ещё предстоит ответить.

Вторая мировая война 20-ого века была начата умышленно в Европе не подписанием в Москве 23 августа 1939 г. пакта «Риббентроп ― Молотов» СССР и Германией, и не нападением Гитлера на Польшу 1 сентября 1939 г, а подписью премьер-министра ВеликобратанииЭто не опечатка, а намёк на власть масонского «братанства» над Великобританией. Невила Чемберлена под договором с Гитлером в Мюнхене о ликвидации государственности Чехословакии, что произошло 30 сентября 1938 г.

Гитлер и Чемберлен И неполномочную военную миссию в Москву летом 1939 г. для ведения «как бы переговоров» посылал тоже он ― представитель авторского коллектива организаторов второй мировой ― Невил Чемберлен ― для того, чтобы столкнуть в войне Германию и СССР, в которой они бы обескровили друг друга, и в них бы рухнули режимы, не поддерживающие либерально-буржуазную модель организации жизни обществаФактически ― ширму на мафиозной диктатуре ростовщиков и масонства.; если бы воюющие стороны вступили в такую войну, то после того, как они обескровили бы друг друга, Великобритания продиктовала бы им мир и установила бы в обоих государствах приемлемые для её закулисных заправил режимы. Однако именно под руководством Сталина этот сценарий был сорван, за что следует быть ему благодарным.

То, что Польша, Франция и Великобритания оказались в состоянии войны с гитлеровской Германией раньше, чем Советский Союз; то, что Польша и Франция были оккупированы Германией, а судьба Великобритании висела на волоске вплоть до 22 июня 1941 г, ― это были неожиданности, неприятные для британских и польских организаторов второй мировой войны 20-ого века, которые возникли вследствие того, что «элита» этих стран была направлена против Божьего промысла, а простонародье было безучастно к этому факту. Но это всё ― закономерный результат их политики на протяжении всего мирного периода между двумя мировыми войнами 20-ого века.Что касается России, то для неё агрессия гитлеровской Германии ― очередное воздаяние за многовековую приверженность библейскому проекту; за пренебрежительное отношение её дореволюционной интеллигенции к марксизму и страстную «любовь» к тайным посвящениям; за бездумную безучастность простонародья к политике правящей и оппозиционной «элиты».

Если оценивать сам советско-германский договор о ненападении от 23 августа 1939 г, то для СССР он принёс минимально возможную пользу:

  • исключил войну один на один со всей континентальной гитлеровской Европой;
  • создал условия для передвижения государственной границы подальше на Запад и обеспечил её более выгодную конфигурацию;
  • обеспечил почти автоматически войну СССР в составе антигитлеровской коалиции против гитлеровской Европы в случае начала Гитлером войны против СССР.

К сожалению, Германия не воспользовалась возможностями, которые открывал перед ней договор с СССР: в результате погибло 9 миллионов германцев, Германия 10 послевоенных лет лежала в развалинах, спустя полвека в ней по-прежнему культивируются извращённые представления об истории возникновения и течения первой и второй мировых войн 20-ого века, зачинщиком, но не организатором которых она действительно была, что создаёт разнородные нравственно-этические и психологические проблемы в самой Германии.В частности: комплекс вины части немцев за то, в чём виноваты другие; как реакция на принятие на себя чужой вины ― обиды, отрицание своей вины вообще и стремление к возрождению нацизма и реваншу.

А главная возможность, которая была потеряна народами Германии и СССР в результате политики Гитлера и подстрекавших его закулисных заправил Великобритании, ― совместное мирное сосуществование, направленное на переход в границах СССР и континентальной Европы (для начала) от мафиозного социализма в двух его модификацияхМасонско-бюрократический интернацистский в СССР ― «СС-овско»-бюрократический нацистский в Германии. к социализму общенародному, в котором нет места паразитизму каких-либо меньшинств на труде и жизни большинства.

По сути это позволило бы сначала Евразии, а потом и остальному человечеству вырваться из плена закулисных заправил библейского проекта порабощения всех. И в этом ещё одна причина ненависти библейцев к договору о ненападении 1939 г, заключённому Германией и СССР. Для того, чтобы эта правда не открылась и не стала всеобщим достоянием, лояльными библейскому проекту историками, журналистами и политиками поддерживается культ порицания этого договора.

Возможность развития Германии и СССР на принципах взаимопомощи видели в то время многие германцы, и потому для тех германцев, кто ориентировался на неё и для кого подписание Советско-Германского договора 23 августа 1939 г. было радостью*, 22 июня 1941 г. стало жизненной катастрофой не только «благодаря» Гитлеру, но и «благодаря» Невилу Чемберлену и закулисным кукловодам обоих публичных политиков.

* P.S.

Если обратиться к предшествующей истории, то восточно-прусская наступательная операция, которой в первую мировую войну 20-ого века Россия начала свои военные действия против Германии, завершилась сокрушительным разгромом российских войск при Танненберге (Грюнвальде). Но до того, как она завершилась крахом российского наступления (многое заставляет подозревать, что вследствие саботажа и вредительства в российском командовании), Германия успела убедиться, что война против России ― крайне опасное и нелёгкое дело. Брусиловский прорыв ― вообще уникальная военная операция в ходе первой мировой войны. Плюс к тому завет канцлера Бисмарка последующим правителям Германии ― не суйтесь с войной в Россию. Всё это у многих немцев, которые помнили первую мировую по своему личному жизненному опыту, не вызывало сомнений, что новая война с Россией ничего хорошего не принесёт и потому правительство Германии обязано не стремиться к ней, а должно работать на то, чтобы её избежать. Именно как шаг в этом направлении ими и был воспринят подписанный в Москве в августе 1939 г. договор о ненападении.

О том, что возможность такого развития событий была, говорят и события, последовавшие после подписания договора о ненападении. В конце августа 1939 г. была созвана внеочередная сессия Верховного Совета СССР, на которой Молотов В.М. сделал доклад о неожиданном для всего мира договоре о ненападении с Германией. Сессия единогласно утвердила договор. Но на следующий день ― 1 сентября ― Германия начала войну против Польши, поскольку Гитлер заключил договор о ненападении с целью исключить внеплановую войну с СССР. На следующий день 2 сентября Великобритания и Франция объявили войну Германии. 29 сентября 1939 г, уже после падения панской Польши и раздела её территории Германией и СССР, был подписан «Германо-Советский договор о дружбе и границе между СССР и Германией». В связи с этим договором следует сказать, что публицисты и обыватели, порицая политику СССР в предвоенный период, совсем запутались, поскольку одни из них в своих выступлениях относят пресловутые «секретные протоколы» к этому договору, а другие к договору о ненападении, забывая о сентябрьском договоре о дружбе и границах между СССР и Германией (заключённый в первую годовщину «мюнхенского сговора»).

Для утверждения договора о дружбе и границе была созвана внеочередная сессия Верховного Совета СССР. 31 октября Молотов сделал доклад на этой сессии. Говоря о нацистской и фашистской идеологии, в этом докладе Молотов сказал:

«Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это дело политических взглядов. Но любой человек поймёт, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с ней войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война “за уничтожение гитлеризма”».

По сути, в этих словах Молотова германской стороне, которая уже находилась в состоянии войны с Великобританией и Францией, был дан намёк на полезность обсуждения содержания государственных идеологий СССР с Германией и возможность отказа от её прежней и текущей политики. Воспользуйся Германия такой возможностью, то это могло бы привести к освобождению идеологических систем обоих государств от ошибок и заблуждений, свойственных каждой из них, и выработке общего для СССР и Германии более эффективного и адекватного Жизни миропонимания. Германии это позволило бы выйти из войны с Великобританией и Францией без того, чтобы превратить её в многолетнюю мировую, в которой она же и потерпела сокрушительное поражение, а СССР ― позволило бы избежать войны, вошедшей в историю 20-ого века как Великая Отечественная.

Не понимающие этого, злобно иронизируют над якобы недальновидностью и цинизмом Молотова, который в приведённых выше словах порицал позицию Великобритании, провозгласившей своей целью ведения войны против Германии «уничтожение идеологии гитлеризма». Дескать, спустя два года, когда гитлеровская Германия, обвинив Советское Правительство в нарушении договора 1939 г, напала на СССР, то об этих словах Молотова уже не вспоминали, и гитлеризм якобы был уничтожен военной силой.

В действительности Молотов оказался прав: хотя гитлеровская Германия была разгромлена в 1945 г, однако проявления гитлеризма и подражание ему имеют место во многих странах мира, включая и страны антигитлеровской коалиции спустя более шестидесяти лет после военного разгрома гитлеровской Германии. Т.е. для искоренения гитлеризма (как и для искоренения других ошибочных, заведомо лживых и вводящих в заблуждение идеологий и вероучений) придётся изучать и переосмыслять историю и текущую политику.

Сказанное в постскриптуме ― не облагораживание политики СССР в предвоенный период, а показ многослойности и многозначности возможностей, открывавшихся и закрывавшихся в одних и тех же политических событиях как таковых. Но текущая политика воплощается в историю единственным образом, вследствие чего объективно открывавшиеся в прошлом возможности, намёки и прямые указания политических деятелей прошлого на возможности, не реализовавшиеся в свершившейся истории, достаточно часто расцениваются потомками по недомыслию или по предвзятости как выражение лицемерия и интриганства политиков прошлого.