Краткая информация о понятии «Мёртвая Вода»

На Руси издревле, как смысловой языковый образ, Мёртвая Вода считалась не мерзостью, а средством. С её помощью расчленённые тела убитых сначала сращивались по изначально жизнеспособному образу-замыслу, только после чего их кропили Живой Водой, и тела оживали. Наша Родина, СССР-Россия, убита и расчленена на куски. Её надо целесообразно срастить и оживить. Срастить Мёртвой Водой – знанием (теорией). Оживить Живой Водой – практическими делами.

Вода – образ (символ) информации в системах разных посвящений: например, фраза «Смена вод» означает смену информационного состояния общества в результате вброса или сокрытия информации, которое целенаправленно приводит общество к новым определённым идеям, к соответствующим им процессам и результатам бытия. Об этом, используя образы, писал А. С. Пушкин:

В немой глуши степей горючих,
За дальной цепью диких гор,
Жилища ветров, бурь гремучих,
Куда и ведьмам смелый взор
Проникнуть в поздний час боится,
Долина чудная таится,
И в той долине два ключа:
Один течёт волной живою,
По камням весело журча,
Тот льётся мёртвою водою;
Кругом всё тихо, ветры спят,
Прохлада вешняя не веет,
Столетни сосны не шумят,
Не вьются птицы, лань не смеет
В жар летний пить из тайных вод;
Чета духов с начала мира,
Безмолвная на лоне мира,
Дремучий берег стережёт…
С двумя кувшинами пустыми
Предстал отшельник перед ними;
Прервали духи дивный сон
И удалились, страха полны.
Склонившись, погружает он
Сосуды в девственные волны;
Наполнил, в воздухе пропал
И очутился в два мгновенья
В долине, где Руслан лежал
В крови, безгласный, без движенья;
И стал над рыцарем старик,
И спрыснул мёртвою водою,
И раны засияли вмиг,
И труп чудесной красотою
Процвёл; тогда водой живою
Героя старец окропил,
И бодрый, полный новых сил,
Трепеща жизнью молодою,
Встаёт Руслан, ………………….»

А. С. Пушкин. «Руслан и Людмила», песнь шестая, абзац 10.

Концепция общественной безопасности (КОБ) под эпическим названием «Мёртвая вода» — это система знаний (теория, т.е. Мёртвая Вода), способная на любом этапе, при творческой адоптации к текущей реальности, вывести нашу страну из тупика. Необходимо довести эти теоретические знания до людей. Эта система знаний поможет разобраться в том, что происходит в России и даст знание того, что надо делать (т.е. как перейти к практике, к Живой Воде), не наделав при этом новых ошибок. Сила КОБ – в открытости наших знаний всем людям и отрицании монопольных прав на доступ к информации.

Когда меняются воды

(притча)

Однажды ХидрХидр («Зелёный») — совершенный суфий, покровитель суфиев., учитель Моисея, обратился к человечеству с предостережением.

— Наступит такой день, — сказал он, — когда вся вода в мире, кроме той, что будет специально собрана, исчезнет. Затем ей на смену появится другая вода, от которой люди будут сходить с ума.

Лишь один человек понял смысл этих слов. Он собрал большой запас воды и спрятал его в надёжном месте. Затем он стал поджидать, когда вода изменится.

В предсказанный день иссякли все реки, высохли колодцы, и тот человек, удалившись в убежище, стал пить из своих запасов.

Когда он увидел из своего убежища, что реки возобновили своё течение, то спустился к сынам человеческим. Он обнаружил, что они говорят и думают совсем не так, как прежде, они не помнят ни то, что с ними произошло, ни то, о чём их предостерегали. Когда он попытался с ними заговорить, то понял, что они считают его сумасшедшим и проявляют к нему враждебность либо сострадание, но никак не понимание.

Поначалу он совсем не притрагивался к новой воде, и каждый день возвращался к своим запасам. Однако, в конце концов, он решил пить отныне новую воду, так как его поведение и мышление, выделявшие его среди остальных, сделали жизнь невыносимо одинокой. Он выпил новой воды и стал таким, как все. Тогда он совсем забыл о запасе иной воды, а окружающие его люди стали смотреть на него как на сумасшедшего, который чудесным образом исцелился от своего безумия.

Легенда часто связывается с Зу-н-НуномЗу-н-Нун аль Мисри, египтянин, считается одним из основоположником суфизма, возникшего в IХ веке., египтянином, который умер в 850 году и считается автором этой истории, по меньшей мере в одном из обществ вольного братства тогдашних «каменщиков» (прообраза тех, кого в 17 – 20-ом веках стали называть масонами – «вольными каменщиками»). Во всяком случае, Зу-н-Нун — самая ранняя фигура в истории дервишей ордена Маламати, который, как часто указывалось западными исследователями, имел поразительное сходство с братством масонов. Считается, что Зу-н-Нун раскрыл значение фараонских иероглифов.

Этот вариант рассказов приписывается Сеиду Сабиру Али Шаху, святому ордена Чиштия, который умер в 1818 году.

Это — иносказание, которое пережило века. Только в вымышленной сказочной реальности его можно понимать в том смысле, что речь идёт о какой-то «трансмутации» природной воды (Н2О), а не о некой иной «воде», свойственной обществу, которая по некоторым качествам в его жизни в каком-то смысле аналогична воде в жизни планеты Земля в целом.

Таким аналогом воды (Н2О) в жизни общества является культура — вся генетически ненаследуемая информация, передаваемая от поколения к поколению в их преемственности. Причём вещественные памятники и объекты культуры — выражение психической культуры (культуры мироощущения, культуры мышления, культуры осмысления происходящего), каждый этап развития которой предшествует каждому этапу развития вещественной культуры, выражающей психическую деятельность людей и господствующий в обществе строй психики.

Суфий древности мог иметь предвидение во внелексических субъективных образах о смене качества культуры, и потому имел некое представление в субъективно-образной форме о каждом из типов «вод». Но вряд ли бы его единообразно поняли современники, имевшие субъективно-образное представление только о том типе «воды» (культуры, нравственности и этики), в которой они жили сами, и вряд ли бы они передали это предсказание через века, попробуй он им рассказать всё прямо. Но сказка, как иносказание о чудесном неведомом и непонятном, пережила многие поколения.

Естественно, что с точки зрения человека живущего в одном типе культуры, внезапно оказаться в другом — качественно ином типе культуры — означает выглядеть в ней сумасшедшим и возможно вызвать к себе «враждебность» (поскольку его действия, обусловленные прежней культурой, могут быть разрушительными по отношению к новой культуре) или сострадание. Само же общество, живущее иной культурой, с точки зрения внезапно в нём оказавшегося также будет выглядеть как психбольница на свободе. Его отношения с обществом войдут в лад, только после того, как он приобщится к новой культуре и новая «вода» станет основой его «физиологии» в преобразившемся обществе.