Кадры решают всё

(К размышлению о кадровой политике.)

Люби ближнего своего,
но не давайся ему в обман вольный и невольный,
а потому во всём сомневайся и думай сам.

(Вместо всех библейских заповедей)

***
«Сомнение не разрушает Истины, но позволяет глубже постичь её»; «Добросовестные сомнения не уничтожают и не унижают Истины, но раскрывают новые грани, подтверждающие Истину, что позволяет лучше постичь её».
***

Если начинать рассмотрение управления от места, в котором рождаются и принимаются общественно значимые решения (выявить проблему и выработать алгоритм её разрешения, т.е. выявить функцию концептуальной власти, о которой помалкивают СМИ), то самодержавным главой государственности может оказаться какой-нибудь пчеловод в деревне. И, как поётся в песне:
«На дальней станции сойду (в пределах суток езды от официальной столицы), трава — по пояс…» и буду прямо говорить глаза в глаза с главой внутриобщественной власти. Всё запомню, приеду в город, расскажу приятелям, как провёл выходные. Они то же расскажут своим приятелям, а потом это — аукнется в политике, науке и т.п. А я так и не пойму, почему…А кроме этого есть и методы работы с эгрегорами — коллективной психикой непосредственно, напрямую, хоть с пасеки, хоть из леса, хоть с печи в деревенской избе и т.п.

— А не пойму потому, что точно знаю: на принципах игры в «испорченный телефон» и при помощи распространения сплетен и анекдотов управлять ни государством, ни отраслью деятельности невозможно. А про бесструктурный способ управления, основанный на анализе статистики и циркулярном безадресном распространении информации в управляемой среде, что ведёт к предсказуемому изменению контрольной статистикиПодчёркнутое — по существу определение бесструктурного способа управления, отличающегося от структурного способа. В структурном способе управления, который большинство отождествляет с управлением вообще, структуры, по элементам которых информация распространяется избирательно, директивно-адресно, формируются до начала самого процесса управления. В бесструктурном способе структуры складываются в процессе циркулярного безадресного распространения информации в управляемой среде. Структурное управление в большинстве случаев выкристаллизовывается из бесструктурного управления, в случае если цели, впервые достигнутые в бесструктурном управлении, обретают устойчивость., нам ничего не рассказывали ни дома, ни в школе, ни в вузе… И даже если прочитаю об этом в не авторитетном (не академическом издании), тем более анонимном, — всё равно не поверю и откажусь понимать потому, что мне спокойнее верить в нескончаемые бредни аналитиков СМИ.

Такого рода миссию опекунства государственной власти до 1917 г. выполнял Г.Е.РаспутинСмотри, в частности, сборник «Дорогами тысячелетий» (вып.4, Москва, «Молодая гвардия», 1991 г.).. Вина его, за которую его поливали и поливают грязью в массово тиражируемой литературе, состоит не столько в его реальных прегрешениях, сколько в том, что он был при дворе агентом влияния (отколовшихся от истинно русских носителей Знаний) сибирских русскоязычных знахарских кланов, а не кланов международных надгосударственных (глобалистских), антирусскихСмотри, в частности, О.Шишкин «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж», М., «Олма-пресс», 1999, стр.15— 31., деятельности которых он успешно препятствовал до покушения на его жизнь, имевшего место в тот же день (28 июня 1914 г.), что и убийство в Сараево наследника Австро-Венгерского престола эрцгерцога Фердинанда. Не имея возможности вследствие ранения присутствовать в Петербурге, он не смог телеграммами удержать царя от вступления России в войну, что удалось ему двумя годами ранее во время балканских войн, когда партия войны при дворе во главе с великим князем Николаем Николаевичем настаивала на вмешательстве России в балканские дела.

Такого рода концептуально-знахарская опекунская деятельность в отношении чиновников государства продолжалась и после 1917 г. И этот факт нашёл даже своё документальное подтверждение. В качестве иллюстрации якобы невозможности такого рода оказания влияния на политику приведём выдержку из книги В.Н.Демина «Тайны Русского народа». Он цитирует письмо профессору Г.Ц.Цыбину от 24 марта 1927 г., написанное А.В.БарченкоО деятельности А.В.Барченко речь идёт и в упомянутой книге О.Шишкина «Битва за Гималаи»., который занимался в 1920 е гг. исследованиями истории становления Руси и русских эзотерических знаний:

« Это убеждение моё [об Универсальном Знании]Пояснение В.Н.Демина. нашло себе подтверждение, когда я встретился с русскими, тайно хранящими в Костромской губернии традицию [Дюн-Хор]Квадратные скобки [Дюн-Хор] заменяют рисунок-идиограмму, наличествующую в цитируемом источнике.. Эти люди значительно старше меня по возрасту, и насколько я могу оценить, более меня компетентные в самой Универсальной науке и в оценке современного международного положения. Выйдя из костромских лесов в форме простых юродивых (нищих), якобы безвредных помешанных, они проникли в Москву и отыскали меня. Посланный от этих людей под видом сумасшедшего произносил на площадях проповеди, которых никто не понимал, и привлекал внимание людей странным костюмом и идеограммами, которые он с собой носил Этого посланного — крестьянина Михаила Круглова — несколько раз арестовывали, сажали в ГПУ, в сумасшедшие дома. Наконец пришли к заключению, что он не помешанный, но безвредный. Отпустили его на волю и больше не преследуют. В конце концов, с его идеограммами случайно встретился в Москве и я, который мог читать и понимать их значение.

Таким образом, установилась связь моя с русскими, владеющими русской ветвью Традиции [Дюн-Хор]. Когда я, опираясь лишь на общий совет одного южного монгола, решился самостоятельно открыть перед наиболее глубокими идейными и бескорыстными государственными деятелями большевизма [имеется в виду, прежде всего, Ф.Э.Дзержинский] тайну [Дюн-Хор], то при первой же моей попытке в этом направлении, меня поддержали совершенно неизвестные мне до того времени хранители древнейшей русской ветви Традиции [Дюн-Хор]. Они постепенно углубляли мои знания, расширяли мой кругозор. А в нынешнем году формально приняли меня в свою среду »В.Н.Демин «Тайны Русского народа», Москва, «Вече», 1997 г., стр. 9, 10.

Но эта ветвь власти, произрастающая от знахарей Дюн-Хор, с которой сотрудничали Ф.Э.Дзержинский и некоторые другие деятели тогдашнего режима, была в конфликте с другими кланами знахарей концепций, в том числе и с зарубежными международными, и прежде всего, — в конфликте со сторонниками и невольниками библейской доктрины построения глобального расового «элитарно»-невольничьего государства, в котором роль глобальной правящей расовой «элиты» отведена еврейству — искусственно созданной социальной группе, представляющей собой дезинтегрированный биоробот, программа поведения которого своими различными фрагментами распределена по психике множества индивидов, подавляя человечное достоинство каждого из нихВ еврейской литературе осознание факта существования еврейства как дезинтегрированного биоробота нашло своё выражение в извращённом виде, как доктрина о народе-Мессии, который не ждёт воплощения Мессии как человека, а сам является носителем всех мессианских идей и представляет собой руководящую общественную силу при их осуществлении в глобальных масштабах. Одной из ветвей такого мессианства является истинный марксизм, могильщиком которого стал И.В.Сталин.. И в этом конфликте знахарская ветвь Дюн-Хор потеряла тогда бразды правления, вследствие чего её периферия в органах структурной государственной власти была выявлена и выкошена, либо подавлена после смерти Ф.Э.Дзержинского, вследствие чего контроль над репрессивными органами СССР перешёл к ставленникам других кланов знахарей концепций общественной жизни.

Также полезно понимать, что знахарские кланы (не путайте их с истинно русскими!) могут быть в конфликте между собой как вследствие того, что они привержены взаимно исключающим одна другой концепциям управления обществом, так и вследствие того, что в пределах одной концепции чем-то обделённые знахарские кланы борются с другими кланами за «справедливость» в понимании каждого из них.

И эти конфликты будут находить выражение в политике как кадровые перестановки, в которых выражается завоевание периферией одних кланов должностных постов, которые ранее были заняты периферией других; а также и как борьба за изменение архитектуры структур и номенклатуры должностей, в ходе которой создаются и уничтожаются должности неугодные одним, но необходимые другим кланам для расстановки своей периферии.И определённо это же происходит в России на протяжении всех лет концептуально не определённых реформ после 1985 г.

Что изменилось в этих отношениях между обществом, кланами знахарей концепций общественной жизни и органами государственной власти с тех пор, как А.В.Барченко написал цитированное письмо, за исключением того, что произошла смена соотношения эталонных частот биологического и социального времени, сделавшая схему неработоспособной? — Ничего, кроме того, что конкретные персоны, занимавшие те или иные позиции в схеме, сменились другими. Спрашивается, что может изменить очередная смена персон, образующих собой правящую «элиту» в этой системе как таковой?

— Ничего, хотя продвижение на государственные и иные ключевые должности тех, «кому за Державу обидно», на места тех, кому «что бы ни делать, лишь бы не работать», способно привести общество к более или менее продолжительному производственно-потребительскому благополучию, в котором, однако, подавляющее большинство обывателей не будет властно над обстоятельствами своей жизни точно также, как не властны они над этими обстоятельствами и в нынешней государственной разрухе.

Кадры действительно решают всё, но, как видно из настоящих рассуждений, под кадрами, которые решают всё, следует разуметь не столько те кадры, на которых сосредотачивают внимание обывателей СМИ, и которые занимают те или иные должности в структурах государственной власти и сферы частного предпринимательства, сколько иные кадры, действующие вне официальных структур власти.

Обсуждение же кадровой политики и её принципов в СМИ по-прежнему не идёт далее вопроса о том, сколько и каких должно быть на схеме клеточек штатного расписания, как они должны быть связаны между собой и какую функциональную нагрузку должны нести.

Примером тому статья Р.Е.ТихоноваРостислав Евгеньевич Тихонов — доктор технических наук, профессор, генеральный директор-ректор Налоговой академии. «Три принципа наших кадровых служб. По каким критериям ведётся отбор высших чиновников», опубликованная в «Независимой Газете» от 19.06.1999 г. В ней изложение начинается от отставки правительства Примакова:

Вновь (в который раз!) кардинально изменен состав правительства, «ушли» одних, ввели других. По каким критериям ведутся отбор высших чиновников, назначение, смещение? Может ли кто-нибудь в аппарате правительства, администрации президента четко сформулировать требования, которым должны соответствовать работники различных уровней, во-первых, и методику их выявления, во-вторых? Боюсь, что нет. Современные теории управления персоналом располагают достаточно большим арсеналом средств и методов оценки различных человеческих качеств, в том числе и профессиональных, но их использование, насколько мне известно, не получило широкого признания в наших кадровых службах».

Если же говорить о «современных теориях управления персоналом», то все они выражают концепции общественной жизни, свойственные той или иной региональной цивилизации. Вследствие этого большее или меньшее количество положений «теории управления персоналом» будет неработоспособно при попытке применить их к другому обществу, принадлежащему иной региональной цивилизации, имеющему иную коллективную психику и статистику, описывающую психику множества индивидов, составляющих это обществоРадио «Маяк» (1999 г.) в беседе с доктором психологических наук П.Н.Шихиревым сообщило, что «только 5 % персонала из числа россиян, обращающихся в западные фирмы, соответствуют западным стандартам». Россиянам, якобы свойственно то, что на Западе квалифицируется как «иждивенчество», «зависть», «стремление к “социальной справедливости”, т.е. уравниловке». .

Но это — «мелочь», которую Тихонов либо не видит, либо не считает актуальной для России, не имеющей своей «теории управления персоналом». Для него значима практика, в которой выражается кадровая политика борющихся между собой знахарских кланов. И Тихонов переходит к описанию исторически укоренившейся порочной практики:

«На практике всё так же бытуют три принципа: личная преданность, политическая лояльность и, самое главное, — «управляемость». Вольнодумство и непочитание вышестоящих на административной лестнице начальников недопустимо категорически. Причём речь идёт именно об «управляемости», а не о дисциплине (выделено при цитировании). Эти понятия, как известно не синонимы. (…)

Конечно, вопрос подготовки и, главное, расстановки кадров — ключевой. Массовые требования отставки того или иного «плохого» министра показывают, что население не хочет мириться, а вот с кем или чем? С конкретными людьми или результатами их деятельности? А результат деятельности какого-либо министра соответствует ли тому, что действительно делал или хотел сделать министр?»

Результат деятельности всегда соответствует деятельности, хотя он действительно может не соответствовать намерениям и обещаниям. Если результат не соответствует намерениям и обещаниям, отклоняясь от них в сторону худшего, то это означает, что у деятеля есть нравственно-мировоззренческие пороки, вследствие наличия которых его объективно употребили «втёмную», осуществив его руками цели, противные его искренним намерениям, возможно, что вследствие того, что он сам влился в поток бесструктурного управления. Поэтому обществу не важно, что хотел сделать «министр»: важно то, что явилось результатом его деятельности.

Но названные Тихоновым три принципа порочной кадровой политики — всего лишь три разных лика единственного принципа кадровой политики «элиты», который изложен в редакции академика Н.Н.Моисева.

«Наверху (по контексту речь идёт об иерархии власти) может сидеть подлец, мерзавец, может сидеть карьерист, но если он умный человек, ему уже очень много прощено, потому, что он будет понимать, что то, что он делает, нужно стране», — (цитировано по изданию «Горбачёв-Фонда» «Перестройка. Десять лет спустя», Москва, «Апрель-85», 1995 г., стр. 148, тир. 2500 экз., т.е. издание под негласным грифом: для «элиты»).

Иными словами, мерзавец-дурак, способный «наломать много дров», у власти быть не должен. Но осторожный мерзавец, который будет творить мерзости с оглядкой, так чтобы остальной мерзостной «элите» жилось спокойно и сытно, вполне приемлем. Т.е. мерзавец-индивидуалист — всегда дурак; а умный мерзавец, способный к корпоративности, — то, что надо.

Праведник же, способный призвать «элиту» к отказу от мерзостей, будет воспринят ею как антисистемный фактор — на стадии мирной агитации за счастье для всех, а когда обратившиеся к праведности перейдут от мирной агитации к утверждению справедливости и осуществлению социальной гигиены, опираясь на поддержку не-«элиты», то это будет названо экстремизмом, тиранией, фашизмом, тоталитаризмом, диктатурой и т.п.

Такого неосторожного грязносердечногоЧистосердечное признание одной из компонент предполагает искренне раскаяние, а в данном случае, этот принцип провозглашается как норма и на обозримую историческую перспективу. признания по недомыслию, какое сделал Н.Н.Моисеев, вряд ли бы смогли вырвать у него под пытками самые крутые следователи и заплечных дел мастера былых эпох.

Далее в статье Тихонова следует абзац, в котором перечислены результаты деятельности реформаторов, отрицающие те их декларации о благонамеренности, что они успели огласить в прошлом. Результаты таковы: развал народного хозяйства — системы общественного производства — вследствие обретения свободы частного предпринимательства, беззаботного по отношению к чуждым ему частным и общественным интересам, что вылилось в паразитизм «новых русских», которые так и не стали и не станут политически активным и ответственным «средним классом» собственников, вследствие того, что являются носителями идеализированных писателями-почвенниками мироедско-кулацких нравственности и мировоззрения; коррупция чиновников и т.п. После этого делается вывод:

«Явления, о которых вся пресса не устаёт писатьА думать и вырабатывать сценарии решения проблем прошлого и бескризисной деятельности в будущем журналистика не умеет. Поэтому остаётся только «не уставать писать»., — следствие, безусловно, многих факторов, но важнейший из них — структурное несовершенство органов власти и механизмов управления. Едва ли сегодня найдётся специалист, который сможет более или менее представить модель звеньев и связей всего многообразия министерств, ведомств, комиссий, советов, администраций и прочих структур, через которые должно проходить то или иное управленческое решение. Не случайно на заседаниях правительства постоянно звучит вопрос: «Кто отвечает за…» и, как правило, нет однозначного ответа. Президент, осуждая деятельность правительства, тоже не называет конкретный адрес недовольства, так как сегодня его не может назвать никто».

Как известно, в бытность И.В.Сталина генеральным секретарём ЦК правящей партии, а также и когда он возглавил Советское Правительство, вопрос «Кто отвечает за…» был во властных структурах чисто риторическим, поскольку на него всегда находился определённый ответ. Причём ответственность распределялась большей частью до того, как что-то неприятное случалось. Зная о предстоящей ответственности, те, на кого она возлагалась, требовали и соответствующих властных полномочий и обеспечения своей деятельности кадрами и разного рода ресурсами. Вследствие такого подхода к проблеме ответственности тех, кто её возлагал и тех, кто её принимал, многие возможные неприятности просто не происходили. Если же неприятности случались, то отвечали за них непосредственно те, кто не организовал их предотвращения, обладая определёнными должностными полномочиямиЕсли без абстрактного гуманизма и мифов о «не понятых» якобы гениях и безвинно пострадавших, то Ягода и Ежов ответили за злоупотребления репрессивными органами, нанесшие вред государству, социалистическому строительству и самой идее социализма; Блюхер — ответил за неготовность войск к ведению боёв, которая выявилась на Халхин-Голе; Тухачевский — за то, что больше занимался политиканством в вооруженных силах, но не своевременным перевооружением их, как того требовали должности Начальника вооружений РККА и первого заместителя наркома обороны, которые он последовательно занимал с 1934 г.; генерал Павлов ответил за свою должностную нераспорядительность, в результате которой на направлении главного удара вермахта даже постоянно дислоцированные во вверенном ему округе воинские части были застигнуты началом войны спящими, а не на тех позициях, где они должны были быть развернуты согласно плану и директиве Генштаба от 18.06.1941, которую он не выполнил..

То есть, как бы демократизаторы-перестройщики ни ругали И.В.Сталина, но возглавляемая им государственность была более совершенна как «машина управления» (а в этом и состоит назначение государственности, вне зависимости от того, в чьих интересах осуществляется управление и чьи интересы подавляются всею её мощью), нежели тот урод, который возник в преемственности деятельности антисталинистов, начиная от Н.С.Хрущёва и кончая так называемыми младореформаторами 1990 х гг.

Одна из причин эффективности государственности эпохи сталинизма состояла в том, что И.В.Сталин не был карьеристом, ориентирующимся в своей деятельности на мнение вышестоящего начальства: он мнения начальства, конечно, учитывал, но был занят своею деятельностью. Карьеристы же, которые также присутствовали в этой системе, злоупотребляли ею, распределяя ответственность за ерунду, не имеющую никакой значимости в жизни общества, что ныне даёт основания к тому, чтобы поливать грязью всю государственную систему СССР эпохи сталинизма, приводя реальные факты расправы над тем или иным человеком за не выполненную ерунду, ответственность за которую была возложена на него мерзавцами или дураками.

Если же говорить об архитектуре структур государственности — т.е. оставаться в рамках темы, затронутой самим Тихоновым, — соотносясь, однако, с полной функцией управления, то архитектура государственных структур эпохи сталинизма лет на 100 — 150 обогнала нравственное и мировоззренческое развитие общества. Но, даже при действии в противящемся ей обществе, она доказала свою эффективность, превзойдя по эффективности управления все современные ей иные типы государственности, и защитила народы не только СССР, но и всего Мира от торжества сионо-интернацистской мировой революции по рецептам Маркса-Троцкого и становления фашиствующего лжесоциализма в глобальных масштабах.

Далее Тихонов продолжает:

«В то же время жизнь конкретного гражданина зависит от деятельности множества управленческих и властных органов, и смоделировать их чрезвычайно сложно. Но если этого не будет сделано хотя бы в первом приближении, формально, но более или менее достоверно, то все наши правительственные (и не только) перетряски, без чёткой структурной стратегии будут продолжаться бесконечно, но так и не дадут результата».

А с чего это Вы решили, что они «наши»? Наши правительства управляют в наших интересах и достигают в управлении соответствующих нашим интересам результатов. Не наши правительства — марионеточные режимы антигосударства — управляют вопреки нашим интересам и тоже достигают соответствующих интересам их кукловодов вполне определённых результатов. Что они при этом болтают — к их деятельности имеет только то отношение, что благонамеренные речи призваны усыпить общественную инициативу, имеющую целью политики действительное осуществление наших общенародных интересов.

Поскольку управление всегда субъективно, то всё, что с точки зрения одних результатом не является, либо являет собой отрицательный результат, с точки зрения других может быть именно тем результатом, который и предполагалось достичь при начале неких мероприятий. Поэтому, затрагивая вопрос о нескончаемых, казалось бы безрезультатных перетрясках, и перетрясках с отрицательным результатом, следовало бы рассмотреть и вопрос о том, есть ли силы в стране и за рубежом, для которых именно эта безрезультатность и является вожделенным результатом.

Ответ на него будет утвердительным, что приводит к постановке вопроса о необходимости выработки средств, позволяющих защитить управление обществом от их вмешательства.

Но нет, эта проблематика тоже обходится молчанием, и произносятся неопределённые слова об архитектуре структур государственной и прочей власти:

«Таким образом, я бы считалА почему сослагательное наклонение, выражающее невозможность действий, либо неготовность к ним? Считай: кто тебе мешает, кроме тебя самого?, что массовое недовольство должно выражаться не в требовании смены правительства или отставки отдельного высокопоставленного чиновника, а в требовании знать: какое государство мы строим, каково структурное взаимодействие всех органов, какова мера ответственности за каждый конкретный вопрос каждого конкретного управляющего элемента.

Исходя из классического требования к проектированию больших систем, должна быть разработана такая теоретическая модель государственного устройства, которая наиболее полно отражала бы основные конституционные положения и базовые экономические принципы».

Здесь уместно поставить ещё один вопрос: А если «основные конституционные положения и базовые экономические принципы» изначально объективно порочны, а вы создадите совершенную государственную машину для их воплощения в жизнь, то что вы «запоёте» после того, как этот совершенный монстр начнёт функционировать?

Может, всё дело в том, что «основные конституционные положения и базовые экономические принципы», под которые усилиями так называемых патриотов, либералистов-реформаторов и прочих перестройщиков лепится государственная машина и система общественных отношений в России, противоречат идеалам народа, вследствие чего «власть» живёт своей жизнью, а народ своей, пока, однако, не изводя «власть» под корень, поскольку та его ещё не совсем «достала»?

Но чтобы видеть несостоятельность путей разработки рецептов оздоровления государственности, которые рекомендует Тихонов, необходимо осознать и изжить порочные стороны жизни общества.

Что касается массового выражения недовольства, то ему не прикажешь, как себя выражать: каждый выражает своё недовольство в меру своего личностного развития, понимания происходящего и возможностей оказать воздействие на течение событий, и из этого складывается статистика самодовольства, безразличия и недовольства. И под этой статистикой есть глубокая психическая подоплёка, о которой аналитики СМИ и «властных» структур не хотят или не могут задуматься по субъективным причинам, хотя всё необходимое для этого существует объективно.

P. S.

Атеизм с логикой «Достаточно общей теории управления» несовместим. Атеистические же вариации на темы теории управления либо ставят человека (человечество в целом) на место Творца, либо утрачивают общность изложения, как только соприкасаются с темой глобальный исторический процесс, поскольку не могут произнести слов «иерархически наивысшее объемлющее управление» по отношению к человечеству и «выдающимся» деятелям прошлого и настоящего.

Из атеистического сознания, таким образом, либо выпадают какие-то фрагменты видения процессов управления, либо же нарушается иерархичность их восприятия сознанием, что предопределённо ведёт к ошибкам в управлении. Религиозно-культовое же сознание толпо-«элитарных» обществ несёт другую беду: догматизация «священных» писаний есть отождествление разумения и воли их записывавших людей (плюс редактирование и цензура) с волей Всевышнего, что ограничивает свободу воли большинства, подчиняя её над-«элитарным» хозяевам этих «священных» писаний, также отождествляющим свою волю с наивысшей волей Всевышнего: а это — сатанизм. Причина успеха их деятельности в прошлой истории — сокрытие и извращение Откровений Свыше. Евангелие от Луки 11:52: «Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли и входящим воспрепятствовали». В наши дни это — упрёк всем иерархиям личностных отношений в обществе, включая иерархии церквей и подобных им структур; правда, многие церковные и им подобные иерархии и сами-то ключ потеряли.

Кроме того, большинство людей привыкло иметь дело с индивидуальными интеллектами себе подобных. Встретившись же с нечеловеческим интеллектом, большинство будет испуганно вплоть до сумасшествия просто самой непривычностью случившегося. Причина же страха – неверие Творцу!

Живой пример:

ТРИ КОНТР БАНДЫ

Если МВД пойдет войной на ФСБ, а ФСБ — на таможню, кто кого победит?

Вывод таможни из-под Минэкономразвития и назначение нового таможенного начальника, уголовные дела против таможенников, оптовые увольнения сотрудников МВД, ФСБ и прокуратуры, развенчание отдельных сенаторов — и всё это после президентских слов «об экономическом экстазе» с бизнесом и «антикоррупционного» послания Федеральному собранию… Кто бы спорил, некая генеральная линия в этих событиях, конечно, прослеживается. Не нужно только её переоценивать.

Важно помнить, что вокруг президента плотным кольцом стоят близкие и ещё более близкие ему группировки, представители которых шепчут ему на ухо — каждый своё, а в перерывах между шептаниями едят друг друга. Они никогда не упустят такого замечательного предлога для победы над оппонентом, как мимолётное президентское желание побороться с коррупцией.

Как у президента возникло подобное желание? Не секрет, что всё началось с таможни. Там жили во грехе, сколько себя помнят, распределяя денежные потоки между президентской администрацией, ФСБ, МВД и прокуратурой. Любой таможенный руководитель просто обречён платить дань, поскольку сидит на миллиардах долларов, а его самого контролирует вышеуказанная четвёрка.

Именно поэтому таможенные войны обретают общероссийский характер. Напомним: предыдущий конфликт шестилетней давности вылился в знаменитое уголовное дело «Трёх китов» о контрабанде мебели, в котором МВД добралось-таки до помощника замдиректора ФСБ Заостровцева. Спустя какое-то время, сначала этот помощник, а затем и сам Заостровцев покинули свои посты. Руководство МВД и таможни, впрочем, тоже не усидело (до них ещё раньше добралась ФСБ): министра внутренних дел Рушайло сослали в Совбез, его помощника Орлова объявили в безнадёжный розыск. Глава ГТК Ванин отправился послом в Словению, а его заместитель Гутин переместился в сенат. Против рядовых таможенников возбудили уголовное дело (впоследствии развалилось в суде). И даже из Генпрокуратуры в то время уволили нескольких мелких сотрудников. Вам это ничего не напоминает?

После того глобального конфликта всё как будто вошло в колею. Опасное уголовное дело о контрабанде президент Путин взял под личный контроль, и оно до сих пор пылится в Генпрокуратуре. Следователем на всякий случай назначили того, кто когда-то учился вместе с Путиным. А руководить таможней поставили Александра Жерихова, который когда-то с Путиным работал в Германии. Казалось бы, полная стабильность, но…

Как утверждают бывшие чекисты, нового (теперь уже бывшего) главу Федеральной таможенной службы Александра Жерихова угораздило быть не только знакомым Путина, но и знакомым директора ФСБ Николая Патрушева. А люди Патрушева уж очень всем надоели, поскольку вечно суются со своим ресурсом в калашный ряд.

Незадолго до скоропостижной отставки Жерихов, оказывается, подписал документ, согласно которому таможня брала на себя смелость контролировать то, как пересекают границу нефть и нефтепродукты. А это, как говорится, чужая поляна. На ней есть свои игроки — к примеру, «Роснефть» и зам главы президентской администрации Игорь Сечин. При этом Сечин — давний и приближённый друг Путина (более приближённый, чем даже Патрушев), а Жерихов — просто знакомый. А ведь есть ещё и «Газпром» с «преемником» Медведевым, и много кто ещё, как тот же г-н Тимченко — давний и доверенный соратник президента, а по совместительству — торговец российской нефтью.

Но, как бы то ни было, нужен предлог. Обратить президентское внимание на таможню помог один экстраординарный повод. Никого, в том числе и Путина, не удивить тем, что через границу по взаимной договорённости можно протащить хоть чёрта лысого. Но вот через неё проволокли десятки и сотни тонн грузинского вина, совершенно наплевав на высочайшее внешнеполитическое решение по Грузии. Этот факт при изложении непосредственно в президентское ухо имел эффект разорвавшейся бомбы. Президент громко заявил, что пора покончить с экономическим экстазом таможни и бизнеса. Использовать такой прекрасный повод, как президентское заявление, бросились все, а не только Сечин, и началась вакханалия «справедливости».

По идее в ФСБ должны были понять, откуда ветер дует. Ведь были же сигналы — например, недавнее уголовное дело о контрабанде китайского ширпотреба, который поступал в адрес склада центрального аппарата ФСБ. После этого замдиректора ФСБ Анисимов покинул свой пост. В кулуарах говорили, что снаряд был выпущен по директору Патрушеву. Однако на Лубянке, похоже, не приняли этот удар за серьёзный намёк и после президентского заявления решили продолжить очищение таможенных рядов (если помните, в прошлом и в этом году региональные таможни чистили от тех, кто работал ещё при Ванине и Гутине). Тем более что значительных помех в поле зрения не было.

Смешно думать, что Минэкономразвития (МЭРТ), к которому формально приписали таможню, имело на неё хоть какое-то влияние при конкурентах в лице ФСБ, МВД, прокуратуры и президентской администрации. Либеральный питерец Герман Греф, конечно, пытался назначать на таможню каких-то людей, всё больше в регионы. Но и этих людей, и Минэкономразвития (чтоб неповадно было) съели в один присест. Причём ели с разных сторон.

Начальник Дальневосточного таможенного управления генерал Бахшецян, лично представленный Грефом, был арестован вместе со своим заместителем по рапорту из ФСБ (документ есть в редакции). Рапорт и арест случились чуть ли не в один день, аналогов чему старожилы госбезопасности не припоминают. Вдобавок на Минэкономразвития обрушилось уголовное дело по мясным квотам, но уже по линии Генпрокуратуры, которая находится под жёстким контролем президентской администрации.

Не успела ФСБ войти во вкус от поедания «чужих» таможенников, как самих чекистов принялась есть куда более крупная рыба. В отставку отправили сразу нескольких генералов: начальника управления по борьбе с контрабандой и незаконным оборотом наркотиков Службы экономической безопасности Фоменко, первого замначальника оперативно-розыскного управления Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Евгения Колесникова и замначальника оперативно-розыскного управления Плотникова. Всех — по распоряжению президента

В МВД, где недавно начинали уголовное дело о китайской контрабанде в адрес ФСБ, не успели порадоваться торжеству закона. Там уволили пятерых сотрудников Департамента экономической безопасности (этот департамент как раз инициировал контрабандное дело). Сменился и глава Следственного комитета, где, собственно, дело разбирали. Руководителем стал Алексей Аничкин — бывший первый зам начальника управления Генпрокуратуры по Северо-Западному федеральному округу.

Чистка среди сенаторов (к таможне имел отношение только Гутин), скорее всего, сопутствующее явление. В Совете федерации, видимо, под шумок решали какие-то свои проблемы и не могли упустить достойный повод …

Размышляя логически, всю эту кашу заварил тот, кто остался над схваткой и в ней не пострадал. А не пострадала только администрация президента. Именно поэтому бывшие сотрудники ФСБ, с интересом наблюдая за происходящим, полагают, что речь идёт о перераспределении таможенных денежных потоков, которые не достались ни людям ФСБ, ни МВД, ни прокурорским товарищам. Цена вопроса — порядка 5 млрд. долларов. Этот финансовый поток обогнул ФСБ, поскольку на таможню поставлен человек Сечина: бывший разведчик Андрей Бельянинов. Разумеется, исключительно ради государственного блага.

Роман ШЛЕЙНОВ

18.05.2006 «Новая газета»